kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Categories:

Новая книга о бароне Унгерне. Рецензия.

img842

Игорь Воеводин. "Повелитель монгольского ветра".
М.: РИПОЛ классик, 2015. - 258 с. - (Новая классика.)

Игорь Воеводин за дело взялся бесстрашно - книгу о бароне Унгерн-Штернберге решил написать из обостренного чувства справедливости,
"потому что всегда заступался за оболганных и оскорбленных".
"Потому, что физически не вы¬носит глумления толпы над одиночкой. За что и бывал часто бит, как его герой", - сказано на обложке.
Это уже не первый подобный опыт журналиста и путешественника.
Ранее он выпустил книгу "Непрощенный" о генерале Якове Слащове, так что можно заподозрить писателя в интересе к деятелям Белого движения.
Но не об этом речь.
Цвет фигур не принципиален и вряд ли поможет выиграть заведомо неудачную партию.
Унгерна автор вывел натурой страстной, одержимой высокой идеей, кем он и был - человек, пожелавший возглавить войну против западного мира,
мистик до глубины души.
Однако почти идеальный романтический герой, рыцарь без страха и упрека безнадежно оторван от исторической почвы.
Из фактов биографии выбраны только наиболее подходящие идеологически, так сказать, вписывающиеся в общую концепцию.
И всегда, как и прилично правильному классическому персонажу, существует противовес.
Пьяное хулиганство барона в тылу 8-й русской армии рядом с хвалебными аттестациями его безупречной службы, да и еще и на контрасте
- художественная сценка против документа.
В сцене пыток в общем-то справедливый в условиях военного времени Унгерн выгодно отличается от жестокого палача Сипайло
(чем-то эта пара даже напоминает другую, из России XVI века).
Но апофеозом безыскусности стало отречение сначала от мамоны (комиссар Ярославский, по версии автора, искушает барона перед судом),
а потом и от легкого избавления, побега (тут уже роль искусителя играет брат по крови, чингизид Айдар Бекханов).



"Нет, Айдар. Время не пришло, - говорит Унгерн, - сроки не исполнились. Никому на земле не нужно ничего, кроме золота. Не хочу".
Поистине евангельский сюжет! Только вот Унгерн на роль Христа не подходит.
Чтобы компенсировать нехватку достоверных сведений и в то же время оживить сюжет, Воеводин переносит действие в наше время,
а также в Средневековье.
Эти вылазки то и дело перемежаются с разбросанными фрагментами жизни барона.
Автор не обращается к документам, описывает будто для себя, ничего не утверждая, словом, фантазирует о Чингисхане, его потомках
и великой идее, которая, как вирус, передалась по наследству и Унгерну.
Что это за идея?
Одолженная у самого барона мечта о возвращении Монголии ее былой славы, то безумие, с которым он жил, брал Ургу и затевал безнадежные
смертоносные походы.
Однако сейчас, в XXI веке, она выглядит немного причудливо, а временами и комично.
И не Унгерн в этом виноват, а реалии, в которые ее помещает автор книги.
Братки не могут поделить золото, создается атмосфера какого-то боевика с драками, угрозами, заламыванием
рук и примитивным сюжетом.
Лица вроде те же, имена слегка обыгрываются (Энгр, Бек-хан, Рита), но, по сути, какое все это имеет отношение к Черному барону?
Своеобразие проявляется не только в сюжете.
Прибаутки типа "о боги, боги", назойливо повторяющиеся тропы - только часть авторского языка.
"Барон размахнулся, но юркий прапорщик ужом выскользнул из-за бюро, уйдя от удара пьяной руки".
"Окатив его пламенем черных глаз из-под густых ресниц". "К Западным воротам, перед тем, как благодатная ночь смежила веки дня,
подъехал одинокий всадник". "Румянец ее щек не выпили даже ночная буря и опасность".
Любит Воеводин и природу описывать, бывает и сентиментальным: "Медленно, скрипя и вихляя из стороны в сторону, катилась по Млечному Пути
Повозка Вечности - Большая Медведица, высекая алмазные искры из планет и созвездий, и увозила, навсегда увозила от Джихангира
его счастье".
Игорь Воеводин, не сдерживая свою любовь к истории, однако, забывает, что всякое публичное вольное с ней обращение обязует
отвечать за свои фантазии.
Даже если хочется любимого героя оставить в живых, вопреки здравому смыслу. Увы.
Однако, похоже, истерзанный судьбой и беллетристами барон Унгерн фон Штернберг не упокоится никогда.

От себя -
P.S.: А этого очень, видимо, и хочется авторше "разгромной" рецензии А. Кременовой, которая придирается к словам, выдёргивает
фразы из контекста книги.
Кто она? Внучка комиссара, ставшая теперь журналисткой? Вполне возможно.
Подобные "анонсы" раньше писали всякие политруки и советские критики.
Только свои опусы они "варганили" под заказ ЦК КПСС на эмигрантскую и вообще западную литературу.
Ибо появление таких книг во времена СССР было просто невозможно.

.
Tags: Белое Движение, история Монголии, история России, книги, литература, личности
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments