kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Category:

Палач жидо-бурятов. Мистические отровения.

vrctxlvyoah5khrh6h2a_777777

Роман Федорович в детские годы.

Роман Федорович Унгерн фон Штернберг родился 29 декабря 1886 года в семье обедневшего аристократа.
История его рода таинственна и очень интересна. В нем были авантюристы, солдаты, а также просто убийцы и грабители.
Предки Унгерна принимали участие в крестовых походах и сражались под стенами древнего Иерусалима.
В XII веке они числятся в ордене меченосцев, принимают участие в Грюнвальдской битве.
Особым образом известен рыцарь Генрих Унгерн-Штернберг по прозванию Топор.
Он странствовал по Европе и участвовал в турнирах во Франции, Англии, на одном из которых и погиб, встретив себе достойного
противника.
Барон Ральф Унгерн был прославленным пиратом в Балтийском море.
Петр Унгерн также был пиратом, имел замок на острове Даго — своеобразное разбойничье гнездо.
Немалого внимания заслуживает также Вильгельм Унгерн, которого называли Братом Сатаны за увлечение оккультизмом и всякими т
айными науками.
Дед Романа Федоровича, пират, разбойничал в Индийском океане.
До того как его схватили англичане, он успел принять в Индии буддизм.
Вообще говоря, это был род рыцарей-пиратов, склонных к мистицизму.
Можно по-разному относиться к подобным биографиям, доверять коим можно или нет, но склонность к аскетичной воинской жизни,
самовольству, а также интерес к восточным учениям и оккультизму сопровождали Романа Федоровича всю его жизнь.


Барон верил в реинкарнацию и считал, что он путешествует с древних времен. И, согласно его убеждениям, тот его предок — воин и маг —
воплотился в нем.

Интересы юного барона лежали в русле устремлений его предков. Он решил посвятить себя войне.
В 1908 году он окончил Павловское военное училище. Затем участвовал в Первой мировой войне в составе 34-го Донского
казачьего полка и на фронте отличился самым положительным образом.
Командуя кавалерийским эскадроном, совершил ряд ярких подвигов.
Все отмечали его храбрость, хладнокровие, выдержку — эти качества не раз спасали жизнь ему и однополчанам.
Барон Врангель отметил, что Роман Федорович "жил войной, совершая столь же быстрые, сколь и дерзкие набеги в тыл германцев".
За проявленное мужество был награжден рядом орденов.
Неожиданно на карьере столь блестящего офицера появилось нелицеприятное пятно: драка с сослуживцем, которую барон устроил, находясь
в нетрезвом состоянии.
Тогда же было подмечено, что "его порок — постоянное пьянство и что он способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира".

В декабре 1917 года Роман Федорович подался в Забайкалье, где активно сражался с Красной армией.
Ему сопутствовал успех, и в ноябре 1918 года он назначается генерал-майором, под командование ему отдается сформированная
Азиатская конная дивизия.
Но тут красные усилили натиск, и барон был вынужден отступить, исчезнуть в Монголию.

Интересы юного барона лежали в русле устремлений его предков. Он решил посвятить себя войне.
В 1908 году он окончил Павловское военное училище. Затем участвовал в Первой мировой войне в составе 34-го Донского казачьего
полка и на фронте отличился самым положительным об-разом.
Командуя кавалерийским эскадроном, совершил ряд подвигов. Все отмечали его храбрость, хладнокровие, выдержку — эти качества
не раз спасали жизнь ему и однополчанам. Барон Врангель отметил, что Роман Федорович «жил войной, совершая столь же быстрые,
сколь и дерзкие набеги в тыл германцев». За проявленное мужество был награжден рядом орденов.
Неожиданно на карьере столь блестящего офицера появи¬лось нелицеприятное пятно: драка с сослуживцем, которую барон устроил,
находясь в нетрезвом состоянии.
Тогда же было подмечено, что «его порок — изрядное пьянство и что он способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира».
В декабре 1917 года Роман Федорович подался в Забайкалье, где активно сражался с Красной армией.
Ему сопутствовал успех, и в ноябре 1918 года он назначается генерал-майором, под командование ему отдается сформированная
Азиатская конная дивизия.
Но тут красные усилили свой натиск, и барон был вынужден отступить в пустынную Монголию.

Интересы барона лежали в русле устремлений его предков. Он решил полностью посвятить себя войне.
В 1908 году он окончил Павловское военное училище. Затем участвовал в Первой мировой войне в со¬ставе 34-го Донского казачье¬го полка и на фронте отличился самым положительным об-разом. Командуя кавалерий¬ским эскадроном, совершил ряд подвигов. Все отмечали его храбрость, хладнокровие, выдержку — эти качества не раз спасали жизнь ему и од-нополчанам. Барон Врангель отметил, что Роман Федорович «жил войной, совершая столь же быстрые, сколь и дерзкие набеги в тыл германцев». За проявленное мужество был награжден рядом орденов. Неожиданно на карьере столь блестящего офицера появи¬лось нелицеприятное пятно: драка с сослуживцем, кото¬рую барон устроил, находясь в нетрезвом состоянии. Тогда же было подмечено, что «его порок — постоянное пьянство и что он способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира».
В декабре 1917 года Роман Федорович подался в Забай-калье, где активно сражался с Красной армией. Ему сопут-ствовал успех, и в ноябре 1918 года он назначается ге-нерал-майором, под коман¬дование ему отдается сфор-мированная Азиатская конная дивизия. Но тут красные уси-лили натиск, и барон был вы¬нужден отступить в Монголию.
ОСВОБОДИТЕЛЬ МОНГОЛИИИнтересы юного барона лежали в русле устремлений его предков. Он решил посвя¬тить себя войне. В1908 году он окончил Павловское военное училище. Затем участвовал в Первой мировой войне в со¬ставе 34-го Донского казачье¬го полка и на фронте отличился самым положительным об-разом. Командуя кавалерий¬ским эскадроном, совершил ряд подвигов. Все отмечали его храбрость, хладнокровие, выдержку — эти качества не раз спасали жизнь ему и од-нополчанам. Барон Врангель отметил, что Роман Федорович «жил войной, совершая столь же быстрые, сколь и дерзкие набеги в тыл германцев». За проявленное мужество был награжден рядом орденов. Неожиданно на карьере столь блестящего офицера появи¬лось нелицеприятное пятно: драка с сослуживцем, кото¬рую барон устроил, находясь в нетрезвом состоянии. Тогда же было подмечено, что «его порок — постоянное пьянство и что он способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира».
В декабре 1917 года Роман Федорович подался в Забай-калье, где активно сражался с Красной армией. Ему сопут-ствовал успех, и в ноябре 1918 года он назначается ге-нерал-майором, под коман¬дование ему отдается сфор-мированная Азиатская конная дивизия. Но тут красные уси-лили натиск, и барон был вы¬нужден отступить в Монголию.

Здесь его ожидали с нетерпением, уповая на то, что он поможет добиться независимости Монголии от Китая.
Бурят-монголы настолько его превозносили, что объявили живым Богом войны - Махакалой.
Кроме того, многие буддисты вполне серьезно считали барона Унгерна реинкарнацией Чингисхана — у обоих были голубые глаза и рыжая борода.
На некоторое время его войска стали лагерем в Восточной Монголии, набираясь сил, собирая под свои знамена людей. К нему охотно
присоединялись и разрозненные белые партизанские отряды, и монголы.
4 февраля 1921 года после долгих боев была взята Урга, а отступившие китайские войска попытались прорваться в Китай.
Барон Унгерн добил их, встретив у реки Толы.
Таким образом, ожидания монголов оправдались — их страна стала свободной.

В Монголии в полной мере проявились те особенности его натуры, за которые его прозва¬ли Кровавым бароном. Откры¬лась другая сторона
"бога войны" — он был часто излишне жесток.
Сохранилось множество свидетельств о его действиях в захваченной Урге.
Многочисленные казни, пытки — причем страдали ни в чем не повинные люди. Отсутствовал всякий традиционный закон.
Обвиняемых — часто в самых нелепых проступках — не отдавали под суд. Его попросту не было.
Подозрительного или непонравившегося человека могли сразу забить палками на улице или зарубить.
Кроме того, Унгерн окружил свою персону подобными себе лич-ностями.
Особенно среди них прославился подполковник Сипайлов, ставший комендантом в городе.
Это был палач, сумасшедший, насильник и растлитель малолетних.
Сама взятая Урга представляла страшную картину.
Полный разфом, повсюду трупы,


Врангель отметил, что Роман Федорович «жил войной, совершая столь же быстрые, сколь и дерз¬кие набеги в тыл германцев».

Это было страшно, и мно-гие монголы уже мечтали о том дне, когда до Кровавого баро¬на доберутся красные.

Во время жизни в Монголии в 1921 году барон Унгерн познакомился с польским журналистом Фердинандом Оссендовским. Этот человек имел
бурное прошлое. Учился в Петербургском университете, затем в Сорбонне, много поездил, за участие в рево-люции сидел в тюрьме.
Поляк пришелся по душе барону, он приблизил его к себе, сделал вроде доверенного лица, с которым мог поделиться самым сокровенным.
Между ними произошло много бесед, и в них достаточно полно раскрылась система воззрений барона.
Он, как и его предки, был мистиком.
Мистические идеи определили его политическую программу и планы на буду-щее. Он считал, что Запад прогнил и обновление ему может
принести лишь Восток. Унгерн мечтал создать Азиатское государство под эгидой Китая, затем во главе войска принести свет
на Запад и воспрепятствовать распространению революционного бунта и социализма.

Вера барона Унгерна в сверхъестественное иногда доходила до крайности. Так, ни одна подготовка к сражению не обходилась без гаданий.
В штабе барона всегда толпи-лась масса ворожей и пред-сказателей, лам и простых цыганок. Также перед атакой нередко шаман творил обря¬ды и читал заклинания, и это на глазах всего войска. Мно¬гие посмеивались про себя, но молчали: барон не любил, когда сомневались в подобных вещах.
ПРОРОЧЕСТВО
Все, что рассказал барон поляку, он просил обнародо-вать после его смерти. Оссен-довский засомневался, он был старше Унгерна, и резонно было предположить, что умрет раньше. Но Роман Федоро¬вич уверил его, что все будет иначе. В книге приведены его слова: «О нет! Еще 130 дней, и все будет кончено, а потом... нирвана!»
Дело в том, что некий несколько слов относительна судьбы его спутника, поляка. Лама сказал, что «он умрет, когда Унгерн ему напомнит, что пришло время расстаться с жизнью».
Спустя несколько дней ба-рон попрощался с поляком. Каждый из них отправился сво¬ей дорогой.
Очень скоро под натиском Красной армии Унгерну при-шлось оставить Ургу. Он от-ступил. К этому времени недо¬вольство действиями барона и его палачей заметно усили¬лось, и против Романа Федо¬ровича был составлен заговор. 20 августа 1921 года монголы связали его и сдали на руки от¬ряду красных.
Барона Унгерна приго-ворили к смертной казни, и 15 сентября 1921 года приговор был приведен в исполнение. Это произошло ровно через 130 дней после предсказания.

Фердинанд Оссендовский благополучно вернулся в Поль¬шу. Слова ламы давно были позабыты, и события прошлых лет также потеряли живость. Вторая мировая война застала его в Варшаве, и ему пришлось спасаться. Он нашел убежище в пригороде.
И вот ночью 10 января 1945 года перед домом писате¬ля остановился легковой авто-мобиль, пассажиром которого был некий лейтенант Доллерт из контрразведки нацистской армии. Его беседа с Оссендовским длилась долго, до самого утра. Когда он уходил, то унес с собой экземпляр книги «И зве¬ри, и люди, и боги». Через день после его посещения поляк умер.

Вскоре после окончания войны Доллерта долго искали, но он словно сквозь землю провалился.
Он нём так ничего и не удалось тольком узнать, кроме фамилии... барон фон Унегрн.


Tags: Белое Движение, личности, тексты
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment