kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Categories:

Война с ханом Мамаем и закат Золотой Орды.

img578_1

Е. Данилевский. "К полю Куликову".
1980 год.

XIII век можно по праву назвать татаро-монгольским. Взявшись, как пишут русские летописцы, ниоткуда, полулегендарный народ
бурей пронесся по Евразии. Создал гигантскую империю, простиравшуюся от Сибири и Китая до центральновропейских католических королевств.
Однако у любой империи должна быть веская при¬чина для существования в невоенное время.
Монголы же, построив колосса, оказались не в состоянии вдохнуть в него долгую и счастливую мирную жизнь. Не доминируя в созданном
ими государстве ни в количественном, ни в культурном плане, не смогли создать единой идеологически ценностной основы для своей
пестро-национальной, лоскутной державы.
Гражданской идентичности, свойственной жителям империй, каковая, например, имелась у римлян, тоже не сложилось. Объединяющим и
мобилизующим началом служили лишь военные походы и внешние завоевания.
Когда же стимул дальнейшего роста перестал быть главенствующим, а различные представители рода Чингисидов начали формировать
правящие династии своих улусов, империя была обречена.
Причем запустился этот процесс самораспада и самоуничтожения задолго до куликовских событий, во второй половине XIII века.
Далее вполне закономерно последовал второй этап развития центробежных тенденций.
В улусах и между ними начались интриги, распри, внутренняя борьба за власть.
Усобицы неумолимо вели к третьему и последнему этапу — отъему территорий соседями, а также самовыходу из состава искусственно
сформированных государств-улусов их самых развитых, наиболее мощных национальных частей.

Полной и достоверной биографии хана Мамая не сохранилось. Известны лишь ее ключевые моменты.
Родился он, предположительно, в Крыму или в степях крымского Причерноморья. Происходил из кочевого тюркского рода Кият,
ханом которого был отец Чингисхана Есугэй.
Благодаря женитьбе на дочери хана Бердибека (потомка сына Чингисхана Джучи и внука Батыя) занял одну из двух высших государственных
должностей беклярбека. И, возможно, так и вошел бы в историю с малозначащей приставкой "один из", если бы самозваный хан Кульпа
в 1359 году не убил Бердибека, а вместе с ним и часть верных тому эмиров.



img577)_5

В. Маторин. "Хан Мамай".

Против выживших, включая Мамая, Кульпа начал войну.
В последующем кровавом калейдоскопе смены правителей Мамай личного участия принять не мог, поскольку не был Чингисидом.
Зато оказался способен силой и хитростью продвигать на лидирующие пози¬ции своих родовитых ставленников. Вначале — Абдул-лаха.
А после его смерти в 1370 году — восьмилетнего Мухаммеда-Булака.
Другие Чингисиды ханство мамаевых выдвиженцев не признавали и всячески оспаривали.
Результатом этого стал фактический раскол Золотой Орды — на левобережье Волги со столицей в Сарае аль-Джедиде и правобережье,
где утвердился Мамай.
Все его фактическое правление — непрерывная череда кризисов и успешных военно-политических импровизаций.
В условиях постоянно меняющейся обстановки, отсутствия широкой опоры среди соплеменников, боль¬шинство которых смотрело на него
как на безродного узурпатора, Мамай искал поддержки представителей западной цивилизации.
Связи с ними, по всей видимости, он наладил еще в Крыму, где некоторое время являлся наместником. Это были самые продвинутые
на тот момент европейцы — купцы и банкиры переживавшей эпоху Возрождения Италии.
Их экспансия простиралась от Таны (нынешнего Азова) до Кафы (современной Феодосии).
Эти стратегически мыслящие дельцы утвердились не только в Крыму, но и в Галате — на противополож¬ном от Константинополя берегу
Золотого Рога.
Отсюда Генуя, будучи одним из центров экспансии, могла контролировать всю морскую торговлю между Средиземным и Черным морями.
Следующим объектом внимания итальянцев стали сухопутные торговые пути, глобальные товарные и денежные потоки, рынки.
Ну а для того, чтобы взять все это под контроль, надо было иметь "своих" политиков и дружественные режимы на всем пространстве,
куда простирались их жизненно важные интересы.
Мораль этих купцов и банкиров тоже была под стать современной. Веру в Бога, нравственность они ценили только среди европейцев
своего круга. Ко всем другим отношение было, как к дикарям.
К примеру, занимаясь работорговлей и тесно сотрудничая с татарами, они их же умудрялись про¬давать мусульманским покупателям.
Вот с какими господами Мамай нашел общий язык — с теми, кого природные татарские ханы неоднократно наказывали за их проделки
и открыто презирали.
Именно при его наместничестве в Крыму, в 1357 году, генуэзцы основывают свою колонию в Чембало (Балаклаве) и начинают возводить
здесь неприступную цитадель.
В следующем году, когда Мамай стал беклярбеком, Орда сделала существенные уступки уже в пользу ве¬нецианцев.
Те приобрели право торговать в Солдайе (Судаке), куда ранее въезд им был запрещен.
Кроме того, таможенные сборы, взимаемые в пользу хана, были снижены до трех процентов. Есть основания считать Мамая не просто
"другом", но креатурой итальянских банкиров и купцов.
С его помощью они пытались контролировать уже саму Золотую Орду, по территории которой проходила половина Великого шелкового пути.
Следующей, на кого пали их ко-варные взоры, стала Русь. Они видели, что русские княжества объединяются вокруг Москвы и в скором
времени могут выйти из подчинения Орде.
Значит, нужно этому помешать. Агент генуэзских банкиров в Москве, богатейший купец Некомат Сурожанин при помощи
межгосударственной интриги-многоходовки пытался спровоцировать отстранение князя Дмитрия от власти и остановить тем самым
процесс централизации Руси.
Но заговор не удался. Тогда у Москвы начинаются проблемы с Мамаем...
У каждой победы, помимо ее главных авторов и героев, всегда есть тот, кто готовил это событие незримо и загодя.
Применительно к Куликовскому триумфу такой фигурой можно счесть деда Дмитрия Донского, московского князя Ивана I Калиту
(правил в 1325-1340 годах).
Как и Александра Невского, его часто обвиняют в слишком близких связях с ордынскими властителями, продвижении интересов Москвы в
ущерб другим самостийным княжествам. Но без этого тогда невозможно было построить фундамент независимого централизованного государства.
Московский князь часто ездил в Орду с дарами и проявлял чудеса дипломатии.
Нашел в ордынцах невольных союзников в деле возвышения и усиления московского княжества, а затем и собирания вокруг него других русских
земель. Добившись сбора дани с удельных княжеств, превратил Москву в финансово-экономический, а перенеся сюда патриаршую кафедру,
— и духовный центр страны.
Все это, а также начавшаяся в Орде междоусобица способствовали тому, что при Дмитрии Ивановиче в Москве впервые задумываются
о постордынском периоде существования Руси.

img577_2_2

В. Маторин. "Святой Благоверный Великий князь Московский Дмитрий Донской".

Строят белокаменный Кремль. Используя как повод утрату Мамаем столицы Сарая, перестают платить дань.
Мамай пытается ослабить растущую мощь и влияние Москвы, нападая и разоряя ее союзников.
Передавая ярлык на великое княжение тверскому князю Михаилу, норовит затеять и на Руси "великую замятию".
Дмитрий пресекает эти поползновения.
При этом он идет на беспрецедентный шаг: созывает в Переяславле съезд князей и церковных иерархов, после чего двигает на Тверь
большое объединенное войско.
После месячной осады Михаил Тверской капитулирует, признав себя вассалом Дмитрия, обязавшись выступать под русским стягом против
Орды и Литвы.
В 1377 году Дмитрий Иванович отправляет нижегородский полк на Булгар и сменяет там ордынского ставленника на московского.
Обеспечив тылы и контроль над Волгой, сознательно идет на открытое противостояние с Мамаем.
Тот решает проучить зарвавшихся урусов, а заодно проверить, насколько они сильны и агрессивно настроены.
В поход "на всю землю Русскую" он отправляет войско во главе с мурзой Бегичем.
Дмитрий встречает того у реки Вожи и наносит сокруши тельное поражение. Тем временем тучи над Мамаем сгущаются.
К 1380 году в Сарае утвердился новый хан Тохтамыш, поддержанный могущественным среднеазиатским эмиром Тамерланом.
Такой поворот не устраивал ни Мамая, ни его европейских друзей. Ему как воздух нужна была громкая и прибыльная с точки зрения
добычи победа.
Таковую должен был принести поход на Русь. Под свои знамена он собирает всех, кого может: хорезмских турок, ясов, касогов, наемников
из подвластных владений Поволжья, Кавказа и Крыма.
Заручается поддержкой литовского князя Ягайло.
В исторической лите¬ратуре также кочует миф об участии в антимосковском союзе рязанского князя Олега. Однако это вызывает большие
сомнения. Во-первых, его воины были в составе общерусского войска на Воже, когда били Бегича.
Во-вторых, он своим письмом предупредил Дмитрия о готовящемся против него большом походе Мамая.
В-третьих, Олег Иванович был канонизирован почти сразу после своей смерти в 1402 году.
А в 2007 году в Рязани ему поставлен памятник.
Дмитрий доводит до всех русских князей и воевод, кто и зачем идет на Русь: от второго Батыя, дескать, не спасется даже тот,
кто предпочтет нейтралитет.
И собирает небывалое по тем временам войско.
К нему примкнули со своими боярами и полками даже свод¬ные братья Ягайла, князья Андрей и Дмитрий.
Еще одна очень интересная деталь: как свидетельствует академик Б.А. Рыбаков, "Дмитрий Иванович взял с собой в поход представителей
крупнейшего купечества, ведшего торговлю с Крымом ("сурожан"); взяты они были "видения ради", как свидетели предстоящих событий".
Очевидно, князь знал, чьим интересам служит Мамай, а также какими делами, помимо бизнеса, промышляют господа купцы и банкиры.
Увиденное в походе (а Дмитрий, похоже, не сомневался в его будущих результатах) должно было все наглядно показать тогдашним "интуристам".
Еще одним свидетельством того, что Дмитрий был заранее уверен в победе, стал переход войска через Дон.
Пути отступления в случае разгрома были отрезаны.
С другой стороны, Ягайло, шедший на соединение с Ма¬маем, не мог внезапно напасть с тыла. Да и собственные воины, зная,
что отступать некуда, бились предельно стойко.
Главную ударную силу, тяжеловооруженный конный полк под командованием самых верных и опытных людей (двоюродного брата,
серпуховского князя Владимира Андреевича и князя Боброка-Волынского) Дмитрий укрыл в дубраве.
Это и решило исход битвы.
Смяв левый фланг русских и начав опрокидывать все войско, опьяневшие от близости победы всадники Мамая неожиданно получили
мощнейший удар в собственный фланг и тыл.
Через три часа все было кончено.
Разгромленный Мамай бежал в Кафу, где был убит своими "друзьями" за ненадобностью.
Русь, несмотря на то, что еще век сохраняла даннические отношения с Ордой, продолжала собираться с силами, расти, укрепляться.
Противник же, напротив, не мог остановить процессы саморазрушения.
В XV веке Золотая Орда окончательно распалась на Крымское, Астраханское, Казанское, Ногайское и Сибирское ханства.

Текст: В. Бондарь.

.



-
Tags: военная история, живопись, интересное, история России, картины, лимчности, политика
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments