kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Categories:

Зенитные башни Третьего Рейха.

Оригинал взят у dr_rusi4 в Зенитные башни Третьего Рейха.
Оригинал взят у mihalchuk_1974 в Зенитные башни Третьего Рейха.


Первая Мировая война показала, что время классических крепостей прошло. Вторая Мировая, по большому счету поставила крест даже на таких более современных долговременных фортификационных сооружениях, как укрепленные районы (УР) и линии обороны с элементами долговременных укреплений. Фактически, консервативные военные попытались возродить крепостную фортификацию в ее измененном, приспособленном к вооружению XX века виде. Иначе говоря, крепости попытались рассредоточить в виде мелких, связанных между собой тактически и в огневом плане, зарытых в землю прочных огневых сооружений. Однако, самое начало Второй Мировой войны показало, что время крепостей в их любом виде давно миновало. Линию Мажино немцы в 1940 году просто обошли. Немецкий Западный вал, как и Восточный в 44-45 годах союзники и Красная Армия просто смяли, не задержавшись на них ни на неделю.

И все таки, во время Второй Мировой войны в Германии идея крепостной фортификации, причем, едва ли не в ее классическом виде возродилась, хотя и в несколько странном извращенном виде. Немцы стали сооружать крепости противовоздушной обороны, называемые "зенитные башни" (Flaktuerme).
Хотя руководитель всего, что относилось в Германии к авиации и защите страны от вражеских самолетов райхсмаршал Герман Геринг хвастливо заявлял, что ни одна бомба не упадет на территорию Райха, специалисты из его же Люфтваффе знали, что авианалетов англичан на города, особенно на крупные, не избежать. Не могло существовать столь мощной противовоздушной обороны, чтобы исключить бомбардировки совсем. Однако, вполне реальным было добиться такого положения, что бомбардировочная авиация англичан в ходе налетов в конце концов понесет такие потери, которые заставят их отказаться от продолжения воздушных ударов.
Возможности конструкторской мысли и промышленности США немецкие руководители оставляли вне поля зрения, исходя из того, что Америка не станет вмешиваться в войну, которая ее никоим образом не затрагивает.

Естественно, что выполнить задачу ПВО одной истребительной авиацией невозможно, особенно ночью или в условиях плохой погоды, препятствующей действиям истребителей.
Было необходимо организовать ПВО комплексную, состоящую, как из истребительной авиации, так и зенитных батарей. К 1940 году Люфтваффе располагали зенитками всех калибров, начиная от 20 мм. и заканчивая 105 мм.(к 1941г. и 128мм.), которые могли поражать самолеты противника во всем диапазоне высот, вплоть до 13 километров, а 128 мм. зенитка и до 15 километров.

Однако, при решении вопроса о противовоздушной обороне специалисты столкнулись с проблемой защиты центральной части крупных городов, имеющих большую площадь. Чем поражать самолеты врага после того, как они преодолеют позиции зенитной артиллерии на подступах к городу?
Следовательно, нужно было размещать часть средств ПВО внутри города. Однако, при этом возникала другая проблема, а именно проблема размещения зенитных батарей среди городских строений.
Все крупные города Германии это города, возникшие несколько веков назад, для которых характерна очень плотная застройка. Улицы узкие, промежутки между домами очень маленькие, а зачастую и вовсе отсутствуют. Дворы крайне малы по размерам. Зенитным орудиям необходим сектор обстрела все 360 градусов и угол подъема ствола уж никак не ниже 30-40 градусов. А этому критично мешают окружающие дома. Батареи возможно размещать только на достаточно открытых площадках, таких как стадионы, городские площади, парки, которых не в избытке. Да и там зениткам мешают окружающие дома и особенно деревья.

К тому же, новинка противовоздушной обороны - радиолокаторы, первые образцы которых у Люфтваффе появились уже в 1939 году, требовала, чтобы между приемо-передающей антенной и целью не находились никакие объекты (особенно вблизи), тогда как в немецких городах трех-семиэтажность зданий давно была нормой. Радиолокаторы дальнего обнаружения типа "Маммут" (дальность обнаружения до 300 километров), располагавшиеся за пределами городов, давали направление на цель лишь до момента приближения бомбардировщиков к городу, тогда как зенитчикам было необходимо получать непрерывные данные для стрельбы (азимут и угол места цели, из которых можно было определить курс, скорость, и высоту полета цели) на дальностях от 30 километров до, практически, нуля. Эти данные могли удовлетворительно выдавать радиолокаторы типа FuMG 39 Wuerzburg, но при условии, что антенна находится выше городских крыш.


А вот он и на башне ПВО


Впрочем, для зенитных прожекторов (Scheinwerfer) и звукопеленгаторов (Richtungshoerer) наличие свободной зоны тоже было необходимо. Для последних особенно, поскольку отраженный от высоких местных предметов звук моторов вражеских самолетов приводил к ошибкам в азимуте цели (направлении на летящий самолет) до 180 градусов. Да и оптическим дальномерам, на которые делалась основная ставка в условиях ясной погоды, зрительным трубам, биноклям тоже необходимо достаточно открытое пространство.

Решение этой проблемы, в общем то, лежало на поверхности. Точнее, на уровне крыш домов. Еще в Первую Мировую войну англичане для защиты от германских Цеппелинов размещали пулеметы на колокольнях своих церквей и соборов.

Это же англичане стали делать и во время воздушной "битвы за Англию" (август-октябрь 1940 г). Однако, со времен Первой Мировой резко изменились и средства воздушного нападения, и зенитные средства. Максимум, что было возможно размещать на церквях и некоторых зданиях, это легкие зенитки калибра до 37 мм., что было явно недостаточно. К этому же способу в 1941 году стали прибегать и при защите Москвы от немецких авианалетов. Всем хорошо знакомы кинокадры и фотографии с изображенными на них 37-мм зенитками, стоящими на плоских крышах домов возле Кремля.

Однако, зданий, позволяющих размещать на своих крышах хотя бы легкие зенитки и в Лондоне и в Москве можно было пересчитать по пальцам. Не найдя решения, и русские и англичане прибегли к массированию тяжелых зенитных средств на ближних подступах к столицам на наиболее вероятных направлениях воздушных атак. Англичанам это помогло недостаточно, и Лондон на протяжении 40-42 годов неоднократно подвергался тяжелым бомбежкам. О результатах налетов на Москву немцы не имели достаточной информации как в силу высокой степени секретности подобных сведений, отличной маскировки последствий налетов, так и быстрой ликвидации этих самых последствий. К тому же советская система ПВО Москвы при всей ее кажущейся примитивности все же обеспечила достаточную степень защиты столицы. К ноябрю 1941 после тяжелых потерь в самолетах Люфтваффе было вынуждено прекратить налеты на Москву.

На основании информации о результатах налетов на Лондон и другие крупные города Англии, немецкое руководство пришло к выводу о том, что размещение тяжелых зенитных средств в центральных районов некоторых крупных городов необходимо. А для этого необходимо строить специальные сооружения, которые обеспечивали бы как размещение крупнокалиберных зенитных орудий выше уровня крыш домов, так и средств обнаружения, целеуказания, вычисления данных для стрельбы, и командных пунктов. Кроме того, эти сооружения должны были обеспечивать стопроцентную защиту обслуживающего персонала, в том числе и от химического оружия, полную автономность снабжения электричеством, водой, канализацией, врачебной помощью, питанием.
В процессе выработки решения Гитлер пришел к выводу о том, что эти сооружения будут одобрены населением только в том случае, если гражданские люди смогут получать в них укрытие от бомбардировщиков врага подобно тому, как в средние века горожане получали укрытие и защиту в крепостях и рыцарских замках.
К середине лета 1940 года были выработаны основные требования к этим вооружениям, которые получили первоначально название "Наземный бункер" (Hochbunker), а чуть позднее более точное название "Зенитная башня" (Flakturm).

Зенитные башни должны были решать четыре основные задачи и одну вспомогательную:
1.Обнаружение и определение координат воздушных целей, и выдача данных для стрельбы зенитных орудий как собственных, так и наземных батарей данного сектора.
2.Командование всеми средствами ПВО сектора и координация действий всех средств ПВО. При этом одна из башен руководила ПВО всего города и координировала действия зенитных батарей с истребительной авиацией.
3. Поражение воздушных целей, оказавшихся в зоне досягаемости орудий боевой башни, зенитным огнем.
4. Укрытие гражданского населения от авиационных средств поражения (бомбы, снаряды, пули).

Вспомогательная задача состояла в том, что башни должны были при помощи легких зениток обеспечивать самооборону от низколетящих штурмовиков.
Под руководством архитектора Гитлера Альбера Шпеера профессор архитектуры Фридрих Таммс (Friedrich Tamms) спроектировал эти сооружения, попытавшись при этом вписать их в архитектуру городов. Последним толчком к строительству башен явился первый налет на Берлин 29 английских бомбардировщиков в ночь на 26 августа 1940 года, после которго Гитлер немедленно утвердил проекты и санкционировал строительство зенитных башен в трех крупнейших городах Рейха - Берлине, Гамбурге и Вене. Проектирование и сооружение зенитных башен было поручено Организации Тодта.
Предполагалось в дальнейшем построить подобные башни и в других крупных городах, среди которых на первом плане стояли Бремен, Вильгельмсхафен, Киль, Кёльн, Кёнигсберг.

В частности, совещание по Бремену состоялось 28 октября 1942. На этом совещании было решено построить зенитную башню в сквере между Нойштадт-Контрэскарпе, Лайбницштрассе и Рихтгофенштрассе. Однако, уровень совещания был невелик - сенатор доктор Фишер, начальник строительного управления Люфтваффе Ассманн, командир 8-й зенитной дивизии генераль-лойтнант Вагнер и инженер строительного управления Бокманн. В их руках было недостаточно власти и средств для возведения столь грандиозного сооружения. И хотя, госминистр Шпеер и другие инстании согласились с необходимостью строительства зенитных башен в Бремене, однако потребовали, чтобы это строительство не сократило программу строительства убежищ ПВО в городе, и расходы должен был нести сам город. Этого казна Бремена осилить не смогла и все остановилось на уровне проектирования.
Очевидно, что подобная ситуация возникла и в других городах.

Говоря о зенитных башнях, следует иметь в виду, что, собственно говоря, всякий раз речь идет не о зенитной башне, как об одном сооружении, а о комплексе, состоящем из двух башен. Каждый комплекс (Flakturmpaare) состоял из:
1.Боевая башня (Gefechtsturm (G-Turm)),
2.Башня управления (Leitturm (L-Turm)).


Это наиболее распространенные наименования, но использовались и другие. Комплекс в целом мог именоваться: Flartur, Flartuerme, Flakpaar, Flakbunker. Боевая башня: G-Turm, Gefechtsturm, Geschuertzturm, Batterieturm, grosser Flakturm. Башня управления и обнаружения целей: L-Turm, Leitturm, Kommandoturm, Horchbunker, kleiner Flakturm.

Боевая башня оснащалась четырьмя тяжелыми зенитными орудиями первоначально калибра 105 мм. (10.5 cm Flak 38/39), позднее спаренными калибра 128 мм (12,8 cm Zwillingflak 42) и еще позднее модификацией 12,8 cm Zwillingflak 44. Это, образно говоря, был главный калибр боевой башни.




105-мм. зенитная пушка (10, 5 cm Flak 38/39)
Калибр -105 мм.
Масса орудия 10,24 тонн
Длина ствола - 63.3 кал.
Масса снаряда 15.1. кг.
Дальность стрельбы
- горизонтальная при угле возвышения ствола 45 градусов - 17.7 км,
- вертикальная при угле возвышения 85 градусов -12.8 км.,
- наклонная при зенитной стрельбе - 11.8 км.
Скорострельность - 15 выстрелов в минуту.
Углы подъема стволов - -3 - +85 градусов.
Сектор обстрела - 360 градусов.
Расчет - 75 человек.
На вооружении с 1938 г.
Производство фирмы Rheinmetall-Borzig.



128-мм. спаренная зенитная пушка (12,8 cm Zwillingflak 42)
Калибр - 128 мм.
Масса орудия - 27 тонн.
Длина ствола- 61 кал.
Масса снаряда - 26 кг. (унитарного патрона со снарядом 60 кг.).
Дальность стрельбы
- горизонтальная при угле возвышения ствола 45 градусов - 20.9 км,
- вертикальная при угле возвышения 87 градусов -14.8 км.,
- наклонная при зенитной стрельбе - 12.8 км.
Скорострельность - 20-24 выстрела в минуту ( два ствола вместе).
Углы подъема стволов - -3 - +88 градусов.
Сектор обстрела - 360 градусов.
Расчет - 75 человек.
На вооружении с 1942 го.
Производство фирмы Hanomag.
Вращение орудия по горизонтали и подъем стволов производится электромоторами.

Кроме того, каждая боевая башня имела до восьми 20-мм. счетверенных зенитных пушек (2 cm Flakvierling 38) и до двенадцати 20-мм. одноствольных зениток (2 cm Flak 38) для собственной защиты от низколетящих самолетов штурмовиков.


20-мм. счетверенная зенитная пушка (2 cm Flakvierling 38)
Калибр - 20 мм.
Масса орудия - 1-52 тонн.
Длина ствола- 115 кал.
Масса снаряда - 0.132 кг.
Дальность стрельбы
- горизонтальная при угле возвышения ствола 45 градусов - 4-8 км,
- вертикальная при угле возвышения 87 градусов -3.7 км.,
- наклонная при зенитной стрельбе - 2-2 км.
Скорострельность - 800 выстрелов в минуту (четыре ствола вместе).
Углы подъема стволов - от -3 до +90 градусов.
Сектор обстрела - 360 градусов.
Расчет - 7 человек.
На вооружении с 1938 г.
Производство фирмы Rheinmetall.

Башня управления предназначалась для размещения командного пункта, вычислительного центра, вспомогательных служб, а главное, для размещения на боевой платформе в верхней части башни радиолокатора типа FuMG 39(Т) Wuerzburg c дальностью обнаружения от 32 до 40 километров, позднее радиолокатора FuMG 65 Wuerzburg-Riese с дальностью обнаружения от 50 до 70 километров. Кроме того, там размещались оптические дальномеры, посты визуального наблюдения, а по некоторым данным и зенитные прожектора типа Flakscheinwerfer 40 c диаметром зеркала 2 метра, типа Flakscheinwerfer 37 или Flakscheinwerfer 35 c диаметром зеркала 1.5 метра.
Данные для стрельбы передавались на орудия с прибора управления огнем (по нашему ПУАЗО) Kommandogeraet 40, установленный на командном пункте башни управления, который в хорошую погоду использовал данные оптического дальномера, а в плохую данные радиолокатора. Кроме того, при необходимости прибор управления огнем мог получать даные автоматически с башен управления других зенитных комплексов города. Для этого имелся специальный прибор под названием Flak-Umwerte-Geraet "Malsi".
Кроме того, башни управления располагали собственными четырьмя-двенадцатью 20-мм. одноствольными или счетверенными зенитками для защиты от атак низколетящих штурмовиков.
На боевых башнях первого проекта в центре боевой башни все же размещали дополнительные оптические дальномеры, посты оптического наблюдения с биноклями и зрительными трубами. Но, как оказалось, при частой стрельбе пушек задымление зоны над боевой башней практически исключает возможность визуального наблюдения. Ночью очень близкие вспышки выстрелов ослепляют наблюдателей и командиров батарей, что исключает эффективное наведение и управление огнем. Именно этими причинами (кроме указанных выше в статье) объясняется разделение башен на боевые и управленческие.
Боевые башни и башни управления располагались на удалении друг от друга от 160 до 500 метров и были связаны между собой подземными линиями связи, электрокабелями, водопроводами.
Утверждается также, что они также были связаны и подземными туннелями для перемещения личного состава и грузов, однако, достоверных сведений об этом не имеется.
На фрагменте фотоснимка времен войны, сделанного с берлинской боевой башни в Тиргартене (Комплекс №I) с площадки счетверенной 20-мм. зенитки хорошо видна башня управления с радиолокатором Wuerzburg на платформе.

Боевые башни и башни управления также предназначались для использования в качестве убежищ для гражданского населения. Один комплекс мог вмещать помимо личного состава зенитного комплекса еще и до 16 тыс. гражданских лиц. Известен случай, когда во время бомбардировок Гамбурга в один из комплексов набилось 60 тыс. человек.
Разделение на две башни диктовалось прежде всего необходимостью создания нормальных условий работы радиолокатора, который должен располагаться выше всех иных сооружений башни и на работу которого сильно влиял близкий вылет снарядов из стволов зениток. Кроме того, при размещении зениток и средств обнаружения на одной платформе для последних возникали значительные помехи вследствие большой задымленности от интенсивной стрельбы орудий, ударных волн выстрелов.

Тактически система работы зенитных башен строилась на том, что башня управления по линиям автоматизированной связи получает от постов радиолокационного наблюдения, располагаемых на удалении до 40 километров от города и оснащенных радиолокаторами типа "Фрейя" с дальностью обнаружения до 80 километров. Полученные данные используются для наведения радиолокатора типа Вюрцбург, расположенного на башне управления. Выдаваемые им данные об азимуте на цель и углу места цели (при хорошей видимости с оптического дальномера, поскольку он дает более точные данные) обрабатываются вычислительным центром и наносятся в виде отметок на планшет, что дает возможность определять курс, скорость и высоту полета вражеских бомбардировщиков. Командный пункт принимает решение об обстреле целей, и c помощью прибора Kommandogeraet 40 выдает данные для стрельбы по автоматизированным линиям связи непосредственно на орудия.
Работа двух наводчиков (горизонтального и вертикального) у зенитного орудия заключается в том, что на своего рода циферблате он должен, действуя штурвалом горизонтального (вертикального) поворота орудия совместить две стрелки, одна из которых указывает действительное положение ствола орудия, а вторая то, которое ствол должен занять. Как только оба наводчика совместят каждый свои стрелки, электроспуск автоматически производит выстрел.

При этом, командный пункт может принять решение о режиме огня типа Х (X-Sperrfeuer) или типа Y (Y-Sperrfeuer). Первый режим обеспечивает наведение всех четырех орудий башни синхронно в одну точку, что дает высокую плотность огня и наибольшую вероятность поражения цели, особенно одиночной или малогрупповой.
Режим Y применяется, если цель представляет собой большую группу самолетов или маневрирующий одиночный самолет (малую группу), или же данные о цели недостаточно точные. В этом случае каждое орудие получает данные несколько отличающиеся от даненых соседних орудий. Это обеспечивает несколько большую зону охвата разрывами снарядов как по площади, так и по высотам. В этом случае возможная ошибка в определении места цели компенсируется увеличенной зоной охвата разрывами снарядов.
Образно, говоря, если режим X подобен снайперской стрельбе, то режим Y подобен стрельбе дробью.

Малокалиберные зенитки получали лишь самые общие сведения по телефону, обнаруживали вражеские самолеты визуально, данные для стрельбы готовили сами с помощью ручных оптических дальномеров, и открывали огонь по целям, оказавшимся в зоне своего эффективного огня, обычно на дальностях до 2 километров.

Всего было разработано и осуществлено три проекта зенитных башен:
Современная компьютерная реконструкция трех разных проектов башен ПВО.



*Bauart I. По этому проекту были построены три комплекса в Берлине (изначально планировалось шесть) и один в Гамбурге (первоначально планировалось два). Определенное представление о башнях первого типа дают рисунок боевой башни слева , и снимок башни управления сделанный с боевой башни. В Берлине после войны все зенитные башни были снесены. Сохранилась лишь часть боевой башни в берлинском районе Humboldthain, в которой ныне располагается общество “Berliner Unterwelten e.V.” Гамбургу повезло чуть больше, но и там башни управления Типа I не сохранились.



Самая известная из них это башня в Тиргартене



Строительство первого зенитного комплекса в Берлине в Тиргартене (Flakturm I) началось в сентябре 1940 года. закончено в апреле 1941.
Второй комплекс в Берлине (Flakturm II) был готов в октябре 1941.
Третий в Берлине (Flakturm III) в апреле 1942.
Четвертый в Гамбурге (Flakturm IV) в октябре 1942.

Как в боевых, так и в башнях управления по 2-3 этажа были отведены под бомбоубежища для гражданского населения.
Первый проект оказался не слишком удачным и башни этого типа имели существенные недостатки.
Прежде всего, это то, что орудия располагались на фактически открытых площадках и были плохо защищены от пулеметно-пушечного огня самолетов-штурмовиков, ударной волны близких бомбовых разрывов. Небольшое расстояние между открыто стоящими орудиями приводило к тому, что выстрелы соседних орудий своими вспышками и звуком выстрелов мешали работе расчетов. При небольших углах возвышения стрельба половины орудий оказывалась невозможна поскольку ударная волна выстрела одного орудия, оказавшегося сзади, выводила из строя (глушила) расчеты переднего орудия).
Вылетавшие из орудий стреляные гильзы оставались лежать на орудийной платформе и их было возможно удалять только вручную, спуская по одной в специальные отверстия в полу платформы или после окончания стрельбы. Это мешало работе подносчиков снарядов и заряжающих.
Отсутствовали укрытые проходы к орудийным платформам.
Недостаточно было входов для гражданского населения в убежище и они были слишком узкие, что резко увеличивало время наполнения убежищ. Часть людей были вынуждены подниматься в убежища по наружным деревянным лестницам.
Размеры башни оказались чрезмерным, что значительно повысило стоимость сооружения и время его строительства, а также повышало вероятность поражения авиабомбами.

*Bauart II. По этому проекту были построены один комплекс в Гамбурге и один в Вене.

На снимке справа показаны обе башни этого проекта, сохранившиеся в Вене. Они находятся в Аренбергпарке (Arenbergpark). В Гамбурге сохранилась лишь боевая башня этого проекта. Башня управления снесена.
В нижнем левом углу снимка схематично показана конструкция боевой башни Тип II.
Второй комплекс этого проекта был закончен строительством в Гамбурге в октябре 1944 (Flakturm VI).
Первый в Вене в Аренбергпарке в декабре 1943 (Flakturm V).
Как в боевых, так и в башнях управления по 2-3 этажа были отведены под бомбоубежища для гражданского населения.
Кроме того, что в этих башнях были учтены недостатки первого проекта, кроме того, было решено отказаться от многочисленных окон (хотя и закрываемых бронеставанями) первого проекта, поскольку сочли, что эти окна значительно снижают общую прочность сооружения, повышают стоимость строительства и увеличивают трудоемкость работ. Башни кроме лифта и основной лестничной клетки оснастили запасной лестничной клеткой, что вдвое повышало скорость заполнения людьми бомбоубежища. При этом лифт использовался только боевыми расчетами для быстрого подъема к орудиям и для эвакуации раненых.
В отличие от первого проекта, орудия в башнях второго проекта размещались в своего рода бетонных башнях, сооруженных на боевой платформе. Эти башни сверху имели круглое отверстие в центре, сквозь которое высовывался ствол орудия. Это обеспечивало практически полную защиту расчетов и исключало влияние на расчеты дыма и пламени стрельбы соседних орудий, но ограничивало возможность стрельбы при небольших углах возвышения. Кроме того, в этих башенках потребовалась дополнительная вентиляция для очистки воздуха от пороховых газов ( в башнях первого проекта газы просто уносились ветром) и герметичное закрывание дверей, ведущих в нижние этажи, поскольку тяжелые пороховые газы начинали опускаться в нижние этажи, грозя отравить находящихся там людей.
На платформе боевых башен этого проекта резервных пунктов управления огнем уже не имелось, поскольку из за близкого расположения орудийных башенок для них места уже не было. Там был установлен кран для обслуживания орудий ( замена стовлов и т.п.)

*Bauart III. По этому проекту были построены два комплекса в Вене.

Один в районе Аугартен (Augarten) в январе 1945 (Flakturm VII) и один в районе Штифсткасерне-Эстергазипарк в июле 1944 (Flakturm VI), причем боевая башня находится в Штифтскасерне (Stiftskaserne), а башня управления в Эстергазипарке (Esterhazypark). Впрочем, их разделяет всего 168 метров.
Все башни этого проекта в Вене сохранились к настоящему времени.
В отличие от комплекса Тип II боевые башни третьего проекта были шестнадцатиугольной формы, почти круглые на взгляд. Бетонные башенки для орудий были сдвинуты тесно между собой, их высота уменьшена.
Как в боевых, так и в башнях управления по 2-3 этажа были отведены под бомбоубежища для гражданского населения.
Башни управления Тип II и Тип III очень схожи между собой. Различить их можно по тому, что у башни Тип II барбеты для зенитных малокалиберных пушек расположены вдоль длинных сторон башни (по два барбета с каждой стороны), тогда как у башен Тип III барбеты разнесены по углам платформы.
И при общем проекте башен управления Тип III в Аугартене и и Эстергазипарк/Штифтскасерне между ними есть различия. У башни в Аугартене под барбетвами сделаны консольные откосы, повышающие прочность барбетов, а из стен под платформой торчат бетонные технологические балки, которые использовались при строительстве для поддержки строительных лесов и которые предполагалось использовать в этом же качестве в случае ремонта башни.

Боевая башня ПВО в Вене


Она же в наше вермя

Т.е., хотя различается три проекта зенитных комплексов, однако не было двух совершенно одинаковых комплексов. При строительстве каждой следующей башни вносились изменения в проект, диктуемые выявленными недостатками предыдущей построенной башни, изменениями в возможностях снабжения строительными материалами и изменением квалификации рабочих.
Если первая берлинская башня строилась исключительно руками немецких квалифицированных рабочих-строителей, то в дальнейшем во все возрастающей степени привлекались сначала неквалифицированные немецкие граждане в рамках трудовой повинности, а затем и иностранные принудительно пригнанные рабочие.
Эффективность этих противовоздушных крепостей так никогда и не была никем выяснена. Среди офицеров Люфтваффе мало было энтузиастов этой формы противовоздушной обороны и отдельной статистики по ним не велось. Сложно выяснить и уж тем более сравнить результативность ПВО городов, имевших эти башни, и городов, защищаемых без них. Тем более, что вся система ПВО Германии, включая истребительную авиацию и зенитные дивизии, не справилась со своей задачей и не смогла добиться ни прекращения бомбардировок союзниками, ни сократить число налетов. Слишком велико оказалось преимущество союзников в бомбардировщиках в сравнении с оборонительными возможностями Люфтваффе.
Ясно только, что наличие зенитных башен в Берлине и Гамбурге никак не повлияло на действия авиации союзников, если сравнивать участь этих городов с участью других германских городов, включая и те, которые совсем не защищались. Например, Дрезден.
Вене повезло больше, союзники ее отчего то не стали подвергать массированным бомбардировкам вообще, хотя венские заводы давали весьма большую долю военной продукции.
Гамбург, усиленно защищаемый истребителями и зеитной артиллерией ( в том числе и двумя зенитными башнями) был разрушен в ходе четырех массированных налетов с 24 июля по 3 августа 1943, в ходе которых на город было сброшено 7931 тонна бомб, которыми было убито 42 тыс. человек и ранено 37 тыс., было разрушено 183 из 524 крупных промышленных предприятий.
А на Дрезден, который не ожидал налетов и не защищался, подвергся в течение двух суток трем налетам, и на город было сброшено 3749 тонн бомб, от которых погибло примерно 135 тыс. человек на самом деле порядка 40 тыс.).
Сравнение данных по разным городам везде показывает примерно одинаковую картину - союзники бомбили когда хотели, сколько хотели и как хотели. Их ограничивала только погода и проблемы с навигацией, но не зенитная артиллерия и уж тем более не зенитные башни.

Имеются некоторые данные по Вене, зафиксированные генеральным штабом Люфтваффе (OKL Luftwaffe), поскольку Вена массированным налетам не подвергалась и здесь возможно было вести точный учет.
Вену (а заодно и еще два города Винер Нойштадт и Моосбирбаум) защищала 24-я зенитная дивизия (24.Flak-Division) насчитывавшая около 16 тыс. человек личного состава и вооруженная 604 тяжелыми (калибром от 88 до 128 мм.) 840 легкими (20мм.) зенитками. Из крупных зениток на башнях Вены стояло 12 (по некоторым данным всего 3 зенитки).
С 13 августа 1943 (первое появление ударных самолетов союзников над Австрией) и по 30 марта 1945 (последний прилет) зенитные средства обстреляли днем 125 вражеских самолетов, ночью 145, израсходовав при этом 3343 снарядов крупных калибров и 4941 снарядов малого калибра.
Австрийский сайт WWW.AIRPOWER.AT, ссылаясь на информацию от 15-го Командования ВВС США, приводит такие данные:
-За период с января по март 1945 было выполнено над Австрией 12994 самолето-вылетов бомбардировщиков и 5535 самолето-вылетов истребителей.
-Потери в воздушном пространстве Австрии 80 бомбардировщиков (плюс 116 пропавших без вести), 18 истребителей (плюс 11 пропало без вести).
При этом следует отметить, что по немецким данным над Австрией немецкая истребительная авиация в этот же период выполнила достоверно 28 самолето-вылетов и плюс возможно еще 4 самолето-вылета.
Можно полагать, что основная часть потерь американской авиации над Австрией причинена зенитками. Однако большая часть информации о действиях зенитных дивизий, в частности, об успехах была уничтожена перед капитуляцией.
И по Вене никак невозможно выяснить эффективность этих зенитных крепостей.
Несомненно одно - расчеты зениток на башнях и весь командный и обслуживающий персонал чувствовали себя куда увереннее и спокойнее, защищеннее, нежели их собратья, чьи огневые позиции были в открытом поле или в городском парке.Двухметровые бетонные стены из немецкого фортификационного бетона и трех-пятиметровой толщины такие же крыши зенитных башен не пробивала ни одна из тогда известных авиабомб союзников. Естественно, что живучесть таких батарей была почти стопроцентная. Разве что авиабомба попадет непосредственно в орудие, что маловероятно.
По немецким данным только 40% бомб падали ближе 300 метров от точки прицеливания, еще 20% на удалении от 300 до 600 метров, и остальные 40% падали на расстоянии больше, чем 600 метров. Это днем при ясно различимой визуально цели. Ночью же при прицеливании с помощью по радиолокатора только 2 бомбы из 1000 падали ближе 300 метров от цели.
Однако, башни стоили невероятно дорого, на них расходовалось большое количество крайне дефицитного в военное время цемента, металла и рабочей силы. Не случайно, было запланировано всего девять зенитных башен, из которых было построено только восемь. И строительство шло непрерывно с осени 1940 года по март 1945.
Можно было бы выяснить целесообразность зенитных башен, если бы их было построено достаточно много. Но это оказалось невозможным по многим причинам. Хотя, в некоторых изданиях утверждается, что наличие зенитных башен в Берлине и Гамбурге заставило самолеты союзников действовать на значительно больших высотах, однако бомбили то они не прицельно конкретные объекты в этих городах, а просто сами Берлин и Гамбург. При ковровых бомбардировках высота полета никакого значения не имеет.
В целом же можно сказать,что зенитные крепости уже хотя бы из-за их крайне малого количества оказались во Второй Мировой войне столь же бесполезными, что и линии укрепрайонов Мажино, Зигфрида и Сталина. В обеих этих идеях просто отразилась тоска людей по абсолютной защищенности и неуязвимости.
Автор проектов зенитных башен Фридрих Таммс называл их "Стреляющими соборами" (Schiessendome), намекая на то, что главная роль зенитных башен в какой то мере аналогична роли религиозных сооружений - соборов и церквей, а именно, вносить в души немцев успокоение, надежду и веру в лучший исход.
Один из участников проектирования Ян Табор высказывался откровеннее:
"Не отрицая военной целесообразности этих сооружений мы с самого начала видели в них лишь архитектурные формы. Это нечто вроде египетских пирамид. Они монумент навсегда. Вследствие этого они в обыкновенном смысле не имеют практической ценности. Они бесполезны как чистая идея. Но они - носители идеи элементарного чувства силы, прочности и воли к жизни".

P.S. Ни одна из зенитных башен изначально не проектировалась, не предназначалась в качестве форификационного сооружения для боевых действий против наземного противника. Бесполезно искать в их стенах амбразуры для пушек или хотя бы пулеметов. Зенитные орудия, находящиеся на башнях, вести сколько нибудь эфективного огня по наземным целям не могут. Даже входные тамбуры и двери башен не имеют никаких бойниц, амбразур и других средств даже для самообороны сооружения. Это исключительно сооружения для размещения зенитной артиллерии и средств управления ею, а также для укрытия гражданского населения от авиабомбардировок.

P.P.S.Они также не предназначались для общения гитлеровской верхушки с"потусторонними силами" или с "космическим разумом". Не надо искать мистику там, где ее нет. Понимаю, что эти башни производят странное и жутковатое впечатление на людей, далеких от военного дела, и не понимающих, для чего в столичном городе мистическим треугольником расставили эти непонятные сооружения. Для военных специалистов это не площадки для приема инопланетных летающих тарелок, а обыкновеннейшие сугубо утилитарные, а потому скучные и неинтересные ныне здания не самой удачной военной идеи.

Источник: http://www.saper.etel.ru/fort/zenit-basni.html

Tags: Вторая мировая война, артиллерия, военная история, история Германии
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments