kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Category:

Рассказ о том, как Пётр Врангель стал "чёрным бароном"

Оригинал взят у karhu53 в Артём Левченко - о том, как Пётр Врангель стал "чёрным бароном"
Артём Левченко - о том, как Пётр Врангель стал "чёрным бароном"


Считается, что «Черным бароном» красные называли Врангеля из-за цвета черкески. Если следовать этой логике, барон с таким же успехом мог оказаться и «белым», и «серым» — черкески-то он носил разные. Но «белый барон» в песне плохо сочетался с «белой армией», а «серый» — звучал не так зловеще, как «черный». В общем,  поэт-агитатор Горинштейн свое дело знал….

Почему и откуда у Петра Николаевича появилась любовь к форме Кавказских казачьих войск? На первый взгляд все просто: командовал Кавказской Добровольческой армией — вот и стал носить кавказскую форму. Ну, можно еще заключить, что казаки приписали барона к одной из станиц, включив в свое сословие. В целом — верно. Но ведь далеко не все белые генералы не казачьего происхождения, даже записанные в казаки, спешили надевать черкески. Более того, даже сами казаки все чаще предпочитали носить гимнастерки, как более удобные и практичные на походе и в бою.



Вспоминая о неудачной атаке 18 сентября 1918 года — одной из своих первых атак во главе казачьей дивизии, Петр Николаевич писал: «Части за мною не пошли. Значит, — они не были еще в руках, отсутствовала еще та необходимая духовная спайка между начальником и подчиненными, без которой не может быть успеха».

Цитируя эти слова Врангеля Елисеев, сопровождает их комментарием: «Генерала Врангеля полки не знали. К тому же – он был не в казачьей форме одежды, т.е. не в черкеске и папахе, как были одеты казаки. Начальник казачьей дивизии «в фуражке» не импонировал душе казака. Такова тогда была психология казачьей массы».

Федор Елисеев
Федор Елисеев

Надо отметить, что главнокомандующим красными войсками Северо-Кавказского края был тогда бывший офицер Сорокин – кубанский казак из хорошей и уважаемой семьи. Даже будучи красным, он пользовался авторитетом среди части станичников. Врангелю же свой авторитет еще только предстояло заслужить.

В октябре 1918 года в Корниловский конный полк, где служил Елисеев, был назначен командиром его близкий друг, молодой полковник Николай Гаврилович Бабиев – знаменитый джигит и герой Великой войны на Кавказском фронте. Вспоминает Федор Елисеев:

«Я любовался нашим новым командиром. Он очень импозантен в седле. На нем легкая «дачковая» черкеска цвета верблюжьей шерсти, черный бешмет, небольшая черная каракулевая папаха. …Он весь так и просится на картину, как образцовый офицер-наездник Кавказских казачьих войск. Все в нем и на нем скромно, изящно и красиво».

Николай Бабиев
Николай Бабиев

Едва вступив в командование, Бабиев повел Корниловский полк в очередной бой с красными. Здесь и произошла его встреча с Врангелем, свидетелем которой оказался Федор Елисеев:

«В самый разгар боя, неожиданно из-за бугров, с юго-востока, под огнем красных, пешком, в сопровождении только своего адъютанта-кавалериста – явился генерал Врангель. Оба они в гимнастерках, в фуражках, при шашках и револьверах. Бабиев доложил боевую обстановку. Врангель спокоен, улыбается и потом, с явным приятным расположением к Бабиеву, как-то наивно стал рассматривать его, — как он одет? И рассматривал его так, как рассматривает подруга подругу, увидев на ней новое модное платье. И, налюбовавшись, вдруг спрашивает:

— Полковник! А где Вы заказывали свою черкеску?

И по боевой обстановке и по существу вопроса – это было очень странно.

— Да еще в Тифлисе, Ваше превосходительство! – козырнув ему, отвечает Бабиев, стоя перед ним в положении «смирно».

— Не беспокойтесь… держите себя свободно, полковник. Я так люблю кавказскую форму одежды, но в ней мало что понимаю, поэтому и присматриваюсь к другим – кто и как одет? Я ведь приписан в казаки станицы Петропавловской. Станица подарила мне коня с седлом. Теперь я хочу одеть себя в черкеску. Но, чтобы не быть смешным в ней – вот я присматриваюсь, чтобы скопировать с кого. Вы так стильно одеты… — говорит он, ощупывая качество «дачкового» сукна черкески и «щупает» глазами его оружие.

Бабиев на комплименты вновь откозырнул.

Разговор хотя и был неуместным по боевой обстановке, но нам обоим понравился. Мы поняли, что у Врангеля «есть душа», что с ним можно запросто говорить. Что он «живой человек» со всеми человеческими странностями и недостатками, но не сухой формалист – генерал, начальник, к которому «не подступиться».

Не прошло и недели, как Петр Николаевич уже щеголял в новенькой черкеске. Вернее, не щеголял, а красовался во главе дивизии, ведя ее в бой.

«С левой стороны, шагов на сто, коротким наметом наш полк обгонял генерал Врангель, — вспоминал Елисеев. — В бурке, в черной косматой папахе, на подаренном кабардинце станицы Петропавловской, вперив взгляд вперед, скакал он к очень высокому остроконечному кургану в направлении станицы Убеженской. Мы впервые видим его в нашей кубанской форме одежды. Бурка, косматая папаха и его остро устремленный взгляд вперед – делали его немного «хищным», даже похожим на черкеса, и если бы не низкий кабардинец под ним, не соответствующий его высокому росту, вид его, как кавказца, был бы правилен и хорош».

Барон еще долго «оттачивал» свой кавказский вид, присматриваясь к одежде казаков. И полюбил ее настолько, что не расставался с черкеской долгие годы, даже в эмиграции…



В годы Гражданской войны Петр Николаевич Врангель был принят в почетные старики и коренные жители многих станиц Кубанского, Терского и Астраханского казачьих Войск, зачислен в войсковое сословие Всевеликого Войска Донского, а также в списки ряда полков, в том числе «именных» — Корниловского, Марковского и Дроздовского. Соответственно, имел право носить форму всех этих Войск и частей — тем более, что церемония приема в полк обычно сопровождалась подарком полковой формы. Но на фотографиях вождя Русской Армии можно увидеть в форме лишь одного из полков, в которых он номинально числился – Ингерманландского гусарского полка.

Трудно представить Черного барона в образе гусара, не правда ли? Да и не нужно. В Гражданскую войну гусарская форма уже имела мало общего с той, которую мы привыкли видеть в кинофильмов. Никаких расшитых золотом венгерок, сияющих киверов и ташек. Остались лишь незначительные атрибуты, выделявшие гусарскую форму на фоне общевойсковой – блестящие розетки (украшения наподобие пуговиц) на голенищах сапог ниже колена, гусарские штаны — «чакчиры», да фуражки полковых цветов.

Генерал Врангель в форме Ингерманландского гусарского полка. Сплит, Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. 1925.
Генерал Врангель в форме Ингерманландского гусарского полка. Сплит, Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. 1925.

"У генерала Врангеля белая гусарская гимнастерка с погонами генерала Ингерманландских гусар и полковым знаком. Пояс — узкий, кавказский. По чакчирам туго изламывается широкий генеральский басонъ. Голубая фуражка надета бодро, по-молодому, той особой манерой, которая в полках прививалась даже солдатам и носила специальное название „строгой щеголеватости“, — так описывал внешний вид Петра Николаевича один из его однополчан-гусар.

Ингерманландские гусары до революции неофициально называли себя Голубыми Гусарами — по цвету парадной формы. Но, судя по документам и воспоминаниям, во время Гражданской войны это самоназвание вытесняется новым — «васильковые гусары». Цвет остался, а прозвище сменилось. Почему — точно неизвестно. То ли места жарких боев — изобилующие васильками крымские степи породили новый образ, то ли кавалеристы решили на всякий случай отстраниться от палитры тогдашних политических цветов «красные-белые-зеленые»…

Зато известно почему Врангель носил форму этого полка с трудно произносимым названием.


Генерал Врангель с кадетом Крымского кадетского корпуса Н. Захаровым. Белая Церковь, Королевство СХС. 3 июля 1925 г.
Генерал Врангель с кадетом Крымского кадетского корпуса Н. Захаровым. Белая Церковь, Королевство СХС. 3 июля 1925 г.

В начале 1918 года старая русская армия развалилась, а исторические полки фактически перестали существовать. Для большинства кадровых офицеров трагедия полка переживалась как личная трагедия. Особенно это касалось кавалерийских частей, где полковая история и традиции зачастую являлись предметом культа, а кадровых офицеров в войну уцелело гораздо больше, по сравнению с пехотой. Неудивительно, что едва заслышав о формировании Добровольческой армии, многие офицеры, прихватив полковой штандарт (иногда — попросту украв у красных или украинцев), пробирались к добровольцам, лелея надежду на возрождение родного полка. Увы, такие надежды не всегда сбывались. Командование Добрармии к «возрожденческим» инициативам относилось довольно прохладно. А вот генерал Врангель, наоборот, был сторонником восстановления старых полков и старался помогать в этом деле братьям-кавалеристам.

Осенью 1918 года несколько офицеров бывшего 10-го гусарского Ингерманладского полка похитили с места бывшей полковой стоянки — города Чугуева Харьковской губернии старый полковой штандарт, дарованный еще Петром Великим в 1712 году, прибыли в Добрармию и явились к генералу Врангелю. И Петр Николаевич сделал все возможное для того, чтобы полк возродился…



Кадровым офицером Ингерманландского полка был близкий друг Врангеля, командующий конницей Русской Армии генерал Иван Гаврилович Барбович. В этот полк главнокомандующий зачислил и своего сына — Петра Петровича. Вдова и дети генерала Врангеля до последнего вели переписку с его однополчанами — васильковыми гусарами…

Поздравление от О.М. Врангель с полковым юбилеем. 1954 г.
Поздравление от О.М. Врангель с полковым юбилеем. 1954 г.

Письмо - приглашение на полковой юбилей сыновьям генерала Врангеля
Письмо — приглашение на полковой юбилей сыновьям генерала Врангеля

Оригинал взят у dolgorukiy в Артём Левченко - о том, как Пётр Врангель стал "чёрным бароном"via


Tags: Белое Движение, Гражданская война, военная история, история России, личности
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments