kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Categories:

Россия выиграла "первую телеграфную войну".

img284-2-90

160 лет назад, 28 марта (нового стиля) 1854 года, Англия и Франция объявили войну Российской империи и серьёзно
изменили баланс сил в очередном русско-турецком противостоянии.
С точки зрения защиты информации эта война стала первой, в ходе которой для управления боевыми действиями были применены
прин¬ципиально новые средства электросвязи (телеграф). Именно русские военные специалисты впервые использовали телеграф для
передачи шифрованных сообщений на театре военных действий.
21 октября 1832 года произошла революция в методах передачи информации.
В этот день в Петербурге наш соотечественник, выдающийся учёный и изобретатель, глава криптографической службы Российской
империи Павел Львович Шиллинг фон Канштадт впервые в мире осуществил передачу сообщения с помощью электричества.
В 1836-м под его руководством была проложена экспериментальная подземная кабельная телеграфная линия между крайними помещениями
здания Адмиралтейства, работавшая более года.
В том же году Шиллинг предложил подвешивать линейные провода между телеграфными станциями на деревянные опоры.
Вскоре он начал работу над проектом первой подводной телеграфной линии связи — между Петергофом и Кронштадтом.
Она не была завершена из-за последовавшей 25 июля 1837 года смерти изобретателя.
Работы Шиллинга оказались этапными в деле создания и распространения проволочного телеграфа. Тем не менее основным аппаратом,
использовавшимся на российских линиях связи, стал знаменитый аппарат американца Морзе.



img284-7

Преемником Шиллинга в деле развития и внедрения телеграфа в России стал академик Борис Семёнович Якоби.
В 1841 году он построил телеграфную линию между Зимним дворцом и Главным штабом в Петербурге, оборудованную
оригинальными пишущими аппаратами его конструкции.
В 1842-м подобная линия была проложена от Зимнего дворца до Главного управления путей сообщения, а в 1843-м — до дворца в Царском Селе.
Эти телеграфные линии пред¬ставляли собой зарытые в землю изолированные медные провода.
В 1850 году Якоби придумал буквопечатающий телеграфный аппарат собственной конструкции, в кото¬ром «регистрация знаков осуществлялась с помощью типографского шрифта»2.
В XIX веке курьерская связь уже не могла полностью удовлетворить потребности управления страной и вооружёнными сила¬ми. Военные конфликты приобретали всё большие масштабы, расширялись пространства, на которых одновременно действовали крупные массы войск. Этими массами нужно было эффективно управлять. Большое время для передачи конфиденциальных сообщений приводило к несогласованности действий соединений и даже к их гибели. И русские специалисты работали над созданием прин¬ципиально новых средств передачи информации на дальние расстояния. Строительство и ввод в эксплуатацию первых линий связи положили начало бурному развитию сети го¬сударственного телеграфа. Первая большая телеграфная линия (протяжённостью 655 ки¬лометров) соединила в 1852 году Петербург и Москву.
К концу 1855 года протяжённость телеграфных линий в России составила уже более 5000 километров. Увеличение коли-чества линий связи приводило к необходи-мости разрабатывать новые шифры и коды, удобные для закрытия секретной информа¬ции, передаваемой с помощью телеграфа.
Основными шифрами, использовавшими¬ся в России во второй половине XIX века, были биграммные шифры Шиллинга и биклавные шифры барона Дризена, сменившего Павла Львовича на посту главы криптографической службы России. К усовершенствованию этих шифров и построению ключей для них при¬влекались специалисты шифровальной служ¬бы. Эти шифры применялись в основном в МИД. Также широко использовались коды. Кодовые таблицы объёмом до 1000-1200 словарных величин было принято называть словарными ключами (в зависимости от словаря конкретного кода — французскими, русскими или немецкими). Их применяли в Военном министерстве, в МВД в МИД и в не-которых других гражданских ведомствах. Ве¬дущими специалистами по кодам в то время были начальник цифирного отделения МИД Дризен и сотрудник отделения М. Сухотин.
Начавшаяся Крымская война ускорила постройку телеграфных линий: потребовалась оперативная связь между крупны-ми городами.
В 1854 году была введена в эксплуатацию телеграфная линия Петер-бург — Варшава протяжённостью более 1000 километров, в мае
1855-го завершили строительство линии Киев — Кременчуг — Николаев — Одесса, а в сентябре того же года была открыта телеграфная
связь на линии Николаев — Перекоп — Симферополь.
С этого времени столица Российской империи получила телеграфную связь с Симферополем через ранее построенные линии
Петербург — Москва и Москва — Киев4. Таким образом, на некоторое время удалось обеспечить театр военных дей¬ствий
телеграфной связью, по которой пе¬редавались шифрованные сообщения.
Большинство шифров Военного мини¬стерства представляли собой коды малого (до 1000 словарных величин) объёма. Ко¬довыми обозначениями являлись трёх- и четырёхзначные числа. Военные шифры этого типа обычно использовались в тече¬ние длительного времени, перерабатывался лишь относительно быстро устаревавший (например, из-за изменения географии во¬енных действий) словарь. К концу столетия словарные ключи стали наиболее распро¬странённым типом шифров, использовав-шихся в военном ведомстве. Их называли «военными ключами».
Примером шифра, использовавшегося во время Крымской войны, может служить рус¬ский словарный ключ № 299 на 600 величин, который был разработан бароном Дризеном и введён в действие в апреле 1854 года. Предназначался этот шифр для связи коман¬диров частей Дунайской армии, но использо-вался и по окончании войны. Так, в 1891 году им были снабжены русские представители в ряде иностранных городов (Бухаре, Кашгаре, Кульдже, Чугучаке, Урге, Пекине, Сеуле, То¬кио), а также чиновники в некоторых русских городах (Иркутске, Омске, Ташкенте, Хабаров¬ске, Владивостоке). Ключ № 299 вывели из употребления только в 1901 году. Ещё одним шифром, применявшимся в Крымскую войну, был русский словарный ключ № 300, тоже на 600 словарных величин и тоже разработки Дризена. Он предназначался для главноко¬мандующего Южной армией и военными и морскими силами в Крыму князя Михаила Дмитриевича Горчакова, был введён в дей¬ствие в 1855 году, а изъят из употребления в январе 1857-го. Впрочем, в 1860 году этот ключ был послан в Вашингтон и окончательно перестал употребляться в 1871-м5.
Примером дипломатического шифра вре¬мён Крымской войны может служить французский биграммный телеграфный ключ № 302. Он был составлен в 1855 году, введён в действие в 1856-м, а выведен в 1867-м. Им пользовался для сношений с МИД русский «уполномоченный при Парижском конгрес¬се»6 барон Ф. И. Бруннов; было издано пять экземпляров этого ключа.
Криптографы МИД прикомандировывались в подразделения русской армии ещё во время Отечественной войны 1812 года. Накануне и во время Крымской войны в ар¬мию тоже направлялись штатские чиновники, занимавшиеся шифрованием секретной переписки военачальников. В войсках их называли «чернильными душами». Один из этих людей сыграл большую роль в спасении русской армии в битве на реке Альма 20 сентября 1854 года. Тогда был захвачен курьер французского маршала Сент-Арно. В сумке пленного удалось обнаружить непонятные бумаги, которые сумел дешифровать крип¬тограф Степан Николаевич Мардарий. Фран¬цузы применили стеганографический спо¬соб защиты информации, использовавший невидимые чернила7. Мардарий же высыпал на бумагу железные опилки и выставил с об¬ратной стороны листа магнит. Железный порошок «расползся» по невидимым буквам, и русское командование узнало про обходной манёвр дивизии генерала Боске. Оно поспе-шило отвести войска с левого фланга.
Битва была проиграна, но основные силы русской армии удалось сохранить.
В отличие от русских, англичане и французы не располагали на театре военных действий телеграфной связью. Как от¬мечал историк Ф. Риксон, исход «многих сражений — на Инкерманских высотах, на Малаховом кургане и под Балаклавой — мог быть совсем иным, если бы донесения и приказы быстро передавались и умело зашифровывались»9. С криптоанализом у стран антирусской коалиции тоже были большие проблемы. В середине XIX века под давлением общественности в ведущих странах Европы были официально запрещены «чёрные кабинеты», занимавшиеся перлюстрацией писем. Распространение либерализма, революции 1848-1849 го¬дов, приведшие к ликвидации в Европе абсолютных монархий и ограничению власти полицейских ведомств — всё это было несовместимо с перлюстрацией. В июне 1844 года волна протестов со сторо¬ны общественности вынудила английское правительство прекратить перехват дипло-матической переписки; в Австрии двери венского «чёрного кабинета» закрылись в 1848 году. В том же году «чёрный кабинет» во Франции, который дышал на ладан ещё со времён Великой французской револю¬ции, тоже прекратил своё существование.
Но очень скоро руководители государств поняли, что отказ от информационно-крип¬тографической поддержки наносит серьёз¬ный ущерб реализации эффективных госу¬дарственных решений. «Чёрные кабинеты» ушли в подполье и получили ещё большее распространение. Действуя неофициально, они тем не менее получали полную, хотя и секретную, моральную и материальную поддержку со стороны государства10. В Англии, несмотря на закрытие «чёрного кабинета», вся информация, связанная с шифрами и криптоанализом, жёстко контролировалась властями.
Так, в 1854 году английский криптограф-любитель Чарльз Бэббидж11 сумел разработать методику вскрытия одного из основных на тот момент шифров — шифра Виженера. Однако в свя¬зи с начавшейся Крымской войной англий¬ская секретная служба «потребовала от Бэббиджа, чтобы он сохранил свою работу в секрете», и все лавры вскрытия шиф¬ра Виженера достались немцу Ф. Казиски, французам Э. Базери и маркизу де Виари и голландцу 0. Кергхоффсу.
Телеграфная связь впервые стала ис-пользоваться в ходе боевых действий не только военными, но и корреспондента¬ми.
Сводки с театра военных действий доставлялись в столицы воюющих го¬сударств и публиковались в прессе.
Но корреспонденты, работавшие в войсках антирусской коалиции, вынуждены были посылать свои сообщения в ближайшие пункты, где имелись
телеграфные аппара¬ты (в Турцию и в нейтральные страны), и только оттуда информация передавалась в европейские столицы.
Наши журналисты были более оперативны.
Крымская война стала первой «телеграфной» войной в истории.
При этом русские шифры позволили сохранить секретность передаваемых сообщений, а наши криптоаналитики
достигли определённых успехов по вскрытию шифров противника.

Текст: Д. Ларин, к.т.н.

.
Tags: Крым, военная история, интересное, история России, личности, проекты, техника
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment