March 9th, 2016

ЛЕВ

Легенды и мифы Санкт-Петербурга.

Оригинал взят у karhu53 в Легенды и мифы Санкт-Петербурга
В Петербурге все может быть. Сами жители о своем городе многого не знают, а многое, что знают, частенько оказывается заблуждением. Вот только некоторые из самых популярных петербургских мифов. Возможно, и вы тоже верите в то, что…
1. Санкт-Петербург назван в честь Петра I
Многие ошибочно полагают, что Санкт-Петербург назван в честь своего основателя – Петра I. Однако это не так. Город носит имя небесного покровителя первого русского императора – апостола Петра. Желание назвать какую-нибудь крепость в честь своего небесного покровителя было у российского императора задолго до основания Петербурга. Такую крепость должны были воздвигнуть на Дону в случае успеха Азовского похода, но он закончился неудачей. Крепость в честь святого Петра была заложена 16 мая 1703 года на Неве и названа Санкт-Петербург. Но уже 29 июня после закладки в крепости собора Петра и Павла она стала именоваться Петропавловской, а старое первоначальное имя Петербург распространилось позднее на весь город.
2. Миф об основании Санкт-Петербурга
"16 мая 1703 года во время осмотра острова Ени-саари Петр, вдруг остановившись, вырезал два пласта дерна, положил их крестообразно и сказал: "Здесь быть городу". В это время в воздухе появился орел и стал парить над царем".
На самом деле на Заячьем острове (по-фински Ени-саари) был заложен не город, а крепость. Город возник позже под ее защитой на соседнем Березовом острове. Некоторые исследователи утверждают, что Петр при закладке не присутствовал (как установили историки, с 11 по 20 мая его на месте будущего города вообще не было).
3. Санкт-Петербург был основан на необжитой пустынной территории
Эта легенда укоренилась в сознании питерцев, чему немало способствовали строки из пушкинского "Медного всадника": "На берегу пустынных волн". Мы представляем себе необжитую пустынную местность, покрытую лесом и болотами. На самом деле, только на месте исторического центра города существовало около сорока поселений, причем многие из них еще до шведской оккупации принадлежали Новгороду. Многие строения будущей столицы возникали уже на обжитых местах. На Васильевском острове стоял охотничий домик Делагарди, на месте Адмиралтейства — шведское поселение, название которого установить не удалось; в устье Фонтанки — деревня Каллила (вот откуда Калинкина деревня и Калинкин мост); на месте Инженерного замка — мыза Канау с ухоженным обширным садом (на его месте и возник Летний сад); в районе Смольного — село Спасское. До возникновения города существовали поселения, названия которых сохранились до сих пор — Сабирино, Одинцово, Кукарево, Максимово, Волково и Купчино.
[Spoiler (click to open)]
4. Медный всадник сделан из меди
"Медный всадник" — символ города. "Медный всадник — все мы находимся в вибрации его меди", — писал А. А. Блок. Однако, материал памятника не медь, а бронза, а свое название он получил только после появления одноименной поэмы А. С. Пушкина.
5. Поцелуев мост получил свое название благодаря влюбленным
До сих пор Поцелуев мост считается местом свиданий влюбленных. Так повелось, якобы, с давних пор. Отсюда и название, тем более символично, что этот мост не разводится. На самом деле мост назван по фамилии купца Поцелуева, содержавшего трактир на левом берегу реки Мойки, на углу теперешней улицы Глинки. Трактир назывался «Поцелуй», поэтому и ведущий к нему мост стали называть Поцелуев
6. Миф о происхождении названия "Васильевский остров"
О происхождении названия "Васильевский остров" тоже есть легенда-заблуждение. Считается, что при Петре на западной оконечности острова находилось укрепление, которым командовал капитан-артиллерист Василий Корчмин. Посылая к нему приказы, Петр писал: "К Василию на остров" — отсюда, якобы, и название. Но название острова существовало до основания Петербурга. Оно упоминается еще в 1500 году в переписной окладной книге Водской (Водинской) пятины Великого Новгорода. В то же время остров имели другое финское название — Лосиный (Хирва-саари). Именно здесь Петр и предполагал создать центр города.
7. Улица Бармалеева названа в честь разбойника Бармалея из Сказки Чуковского
На самом деле все было с "точностью до наоборот". К. И. Чуковский бродил по городу в начале 20-х годов с художником М. И. Добужинским, и они натолкнулись на улицу со столь странным названием. Конечно, оба начали фантазировать — так родился африканский разбойник Бармалей. Добужинский тут же нарисовал его портрет, а Чуковский позже придумал стихи. В русском языке есть слово "бармолить" — говорить невнятно. Может быть, слово "бармалей" было прозвищем человека, потом стало его фамилией? Отсюда и название улицы, где он, скорее всего, был землевладельцем.
Легенды и мифы Санкт-Петербурга


Санкт-Петербург

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Таксист 2.2

Мелкий ремонт советских машин на плэнере.

img841

Многие из современников, пересев на иномарки, уже позабыли, сколько забот доставлял советский автомобиль
в ходе его активной эксплуатации.
Приехал на отдых, разгрузил семью, определил место для шашлыка и палатки, а сам сразу к "боевому коню".
Давление в шинах, уровень масла и воды - это первое, что проверить.
Если что где отошло в контактах по электрике - также осмотреть, подтянуть.

Некоторые сразу доставали ведро и топали к ближайшей речке, чтобы - первым делом - учинить помывку кузова.
Причём, в советские годы это, как правило, не вызывало резко негативной реакции окружающих.
Все понимали, какую ценность представляет для человека его частное авто, на которое он копил годами,
и за вред экологии никто особо не впрягался.
Союз Русского Народа

E.И. Кычанов. Сирийское несторианство в Китае и Центральной Азии.

Оригинал взят у serg_slavorum в E.И. Кычанов Сирийское несторианство в Китае и Центральной Азии.
Статья об истории Ассирийской Церкви Востока в Китае и Монголии. Примечание - пояснение по термину "несторианство" см. здесь.

Museum_für_Indische_Kunst_Dahlem_Berlin_Mai_2006_061.jpg
Процессия несторианских (ассирийских) священников в Пальмовое (Вербное) Воскресенье. Картина из христианской церкви в Гаочане. Сейчас находится в музее в Берлине.

Путь христианства несторианского толка на Восток начался из Персии. Персидская церковь сложилась в IV веке. В 410 году на соборе Персидской церкви в Селевкии были приняты правила и определения Никейского собора и примас Персии получил титул католикоса. В 424 год персидская церковь стала автономной, а на своём соборе 486 год она приняла несторианское вероисповедание, [1] .... На Эфесском соборе 431 года несторианство было объявлено ересью. Гонимые в Византии, несториане и расселились главным образом в Персии. С приходом арабов многие христиане из Персии бежали на Восток. [2]

Collapse )

Палестинский сборник. Вып. 26 (89). Филология и история. Л.: 1978. С. 76-85.

казагранди

Новая книга о бароне Унгерне. Рецензия.

img842

Игорь Воеводин. "Повелитель монгольского ветра".
М.: РИПОЛ классик, 2015. - 258 с. - (Новая классика.)

Игорь Воеводин за дело взялся бесстрашно - книгу о бароне Унгерн-Штернберге решил написать из обостренного чувства справедливости,
"потому что всегда заступался за оболганных и оскорбленных".
"Потому, что физически не вы¬носит глумления толпы над одиночкой. За что и бывал часто бит, как его герой", - сказано на обложке.
Это уже не первый подобный опыт журналиста и путешественника.
Ранее он выпустил книгу "Непрощенный" о генерале Якове Слащове, так что можно заподозрить писателя в интересе к деятелям Белого движения.
Но не об этом речь.
Цвет фигур не принципиален и вряд ли поможет выиграть заведомо неудачную партию.
Унгерна автор вывел натурой страстной, одержимой высокой идеей, кем он и был - человек, пожелавший возглавить войну против западного мира,
мистик до глубины души.
Однако почти идеальный романтический герой, рыцарь без страха и упрека безнадежно оторван от исторической почвы.
Из фактов биографии выбраны только наиболее подходящие идеологически, так сказать, вписывающиеся в общую концепцию.
И всегда, как и прилично правильному классическому персонажу, существует противовес.
Пьяное хулиганство барона в тылу 8-й русской армии рядом с хвалебными аттестациями его безупречной службы, да и еще и на контрасте
- художественная сценка против документа.
В сцене пыток в общем-то справедливый в условиях военного времени Унгерн выгодно отличается от жестокого палача Сипайло
(чем-то эта пара даже напоминает другую, из России XVI века).
Но апофеозом безыскусности стало отречение сначала от мамоны (комиссар Ярославский, по версии автора, искушает барона перед судом),
а потом и от легкого избавления, побега (тут уже роль искусителя играет брат по крови, чингизид Айдар Бекханов).

Collapse ).