April 22nd, 2013

Ужо я вам!

"Я Ленина не бил, а хотел исправить ему голову".



Случилась эта история во времена СССР. Старшее поколение помнит, ну а младшее читало
о том, что тогда существовал культ Владимира Ильича Ленина.
Кругом красовались его портреты и статуи. На зданиях, заборах и горах натягивали
огромные растяжки "Ленин и сейчас живее всех живых". Оскорбление памяти Ильича тогда
считалось немыслимым и сурово каралось -вплоть до уголовного преследования или
помещения в дурдом.
Исправительно-трудовые колонии не были исключением. Там существовали заместители начальника
по политической части. Но в реальности этих партийных стукачей боялись любые "хозяева",
потому что за аморалку или политическую неграмотность можно было легко вылететь со службы.
Замполиты от такого положения наглели и везде выискивали врагов. Надо отдать должное -
некоторые партийцы действительно верили в идеалы коммунизма.
Именно такой замполит служил в нашей зоне. Не очень умный и фанатично преданный заветам Ильича.
Он давно был недоволен нашим начальником и по малейшему поводу отправлял наверх сигналы.
Начальник знал об этом и старался проявлять осторожность.
В ту пору страна, как всегда, очень широко готовилась к празднованию юбилея любимого вождя.
Режиссер "Комедии строгого режима" сильно передернул. Никто, конечно, зекам не позволил бы
играть вождей революции. Но в колонии тоже отмечали праздник.
Заключенные радовались, потому что к этой дате объявлялись самые большие амнистии.
Да и так, по мелочи: в столовой готовили праздничный обед, в клубе крутили кино.
Правда, перед этим долго и нудно выступали сотрудники, говорилось много речей.
Кругом все затягивали кумачом и флагами. На сцене стоял огромный бюст Ленина.
Именно с него и началась наша история.
Старый бюст Ильича совсем обветшал и его списали. Начальник заказал новый и за неделю
до праздника лично доставил его в зону. Только вот ужас: по дороге разбилось гипсовое
лицо вождя.
Если об этом пронюхает замполит - точно донос настрочит.
А там могут и уволить (в лучшем случае). Новую голову вождя заказать не так-то просто.
Это сейчас все можно за наличные купить.
Тогда художественные товары, тем более для зон, приобретались по безналу.
Оформлялась куча документов. Перед этим надо было сделать заказ и долго ждать.
Совсем начальник отчаялся, но тут ему на глаза попался осужденный ширпотребщик.
Он до ареста художественный кружок вел, а в колонии лепил фигурки из хлеба.

Collapse ).
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Звезда

Воспоминания ветерана.

Эта запись опубликована также в сообществе История в фотографиях
foto_history



Федотов Николай Степанович.
Родился в 1925 году в Архангельской области.
Воевал в 120-м саперном батальоне 6-го танкового корпуса 3-й танковой армии Рыбалко.

Фрагмент интервью с ветераном:

"...- Вы встречались с ветеранами вермахта. Расскажите, как проходило общение?
- Первая крупная встреча с немцами произошла в 1993 году, их приехало в Волгоград около
ста человек. Арендовали зал хороший в молодежной гостинице, заказали совместный обед.
Они впервые к нам приехали, и мы, вояки, впервые их видели. Я вел эту встречу.
Сразу начались расхождения. Они говорят, что у нас не было концлагерей, это немцы говорят!
И смело так говорят! Мы, конечно, начали возражать.
Я выступал и говорю: "Как же так, я освобождал лагерь Освенцим, мы на танках подъехали туда,
люди высыпали на улицу. Англичане, французы, наши, кого только там не было".
Толпа к нам кинулась, все в полосатых робах, лезут обниматься, плачут, не поймешь, на
каком языке говорят, но точно помню, что несколько наших рядом со мной были.
Немцам говорю, это же было. Некоторые: "Яволь, яволь".
Еще вот что хочу рассказать. Мы стояли на границе с Германией, а что за Германия, я знать
не знал. Каждый день митинг. Статьи Эренбурга - сильная вещь.
Командиры и замполиты много нам рассказывали. Мы видели, что стало с Украиной, узнали
про сожженную Белоруссию, знали, что в каждой семье кто-то погиб.
У нас были солдаты у которых вообще все родственники были уничтожены. В общем, мы были
на них злые, и были готовы их рвать. Шли мстить за своих и ждали, когда перейдем границу.
И мы ее перешли, у границы немцев вообще не было, убегали на запад все, оставались в домах
только немощные старики. Города пустые, заходим, вся мебель стоит, посуда, все чистенько,
и никого. Был грех - из автоматов и по мебели и по всему. Дальше на запад стало все больше
и больше появляться мирных жителей.
И на встрече немцы сказали, что наши солдаты насиловали их женщин, их жен. Я им ответил,
и не только я, еще говорили те, кто был в Германии: "Вот взять нашего солдата у которого
повешена, сожжена вся семья, как он должен к вам относиться?"

Collapse ).
карта

Как сын Саддама Хусейна отомстил за мать.



Судить восточный менталитет по меркам западного так же глупо, как требовать меда от осы.
Скандал, превративший государственный прием президента Ирака Саддама Хусейна в трагедию
шекспировского масштаба, подарил Западу очередные доказательства жестокости режима,
Востоку же продемонстрировал, как настоящий мужчина должен относиться к нанесенной
его матери обиде.
Даже если обидчик - родной отец.
А начиналось все так. Саддаму Хусейну, несчастному, в общем-то, судя по жизненному финалу,
человеку, воспитание не позволяло любить евреев, американских империалистов и продавшихся
им братьев-мусульман.
Но в свободное от нелюбви время он запоем перечитывал американца Хемингуэя, особенно
уважал повесть "Старик и море", слушал отнюдь не арабского певца Фрэнка Синатру и слегка
столбенел в хорошем смысле слова, когда в поле его зрения попадала блондинка.
Так однажды этот солидный, женатый, к тому же отец взрослых детей муж остолбенел при
виде белокурой красавицы, супруги председателя иракского аналога нашего аэрофлота.
Отказывать правителю в услугах не принято не только на Востоке.
Вот муж Самиры Шахбандар и не отказывал Хусейну ни в чем, пока не обнаружил, что льстившая
его самолюбию связь жены с первым лицом страны переросла в большее: Хусейн развелся и
сделал любовницу своей законной супругой.
Неизвестно, какие планы вынашивал главный в Ираке по небу чиновник, но вот сын Хусейна
Удей, баловень и наследник престола, страшно опечалился от нанесенной маме обиды.
Некоторое время Удей размышлял: тварь ли он дрожащая или право имеет.
Ответ обнаружился в мае 1988 года на том злополучном приеме, на котором собрались сливки
Ближнего Востока, включая египетского президента Мубарака.
В самый разгар цветистых тостов Удей вдруг принялся колотить тяжелой тростью отцовского
камердинера, а по совместительству помощника в альковных делах.
И так увлекся, что десятки высокопоставленных лиц стали свидетелями, как сын уважаемого
человека забил слугу до смерти. Ну не на отца же родного ему было бросаться с
набалдашником наперевес Хусейн отправил наследника в тюрьму, пригрозив публичной казнью.
И хотя вскоре сменил гнев на милость и сослал парня... в Швейцарию, впредь
старшего сына как своего преемника не рассматривал.
"То, что случилось, случилось по воле Аллаха".
(Из прошения президенту семьи погибшего с просьбой прекратить следствие по делу)...