kazagrandy (kazagrandy) wrote,
kazagrandy
kazagrandy

Categories:

Рассекреченные материалы о гибели Юрия Гагарина.

№1
Записка Д. Устинова, Л. Смирнова,
П. Дементьева и других в ЦК КПСС

30 августа 1968 года
№ ВП-12820сс

Сов. секретно

ЦК КПСС

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 28 марта 1968 г. № 187 докладываем о результатах выяснения обстоятельств катастрофы самолёта УТИ МиГ-15 № 612739 и гибели лётчика-космонавта СССР полковника Ю. А. Гагарина и инженер-полковника В. С. Серёгина.
Для выяснения причин, приведших к катастрофе самолёта, Правительственной комиссией были образованы рабочие подкомиссии из ведущих учёных и специалистов Министерства обороны СССР, Министерства авиационной промышленности и Министерства общего машиностроения. К этим работам были привлечены также основные конструкторские организации и научно-исследовательские институты указанных министерств.
Проведены тщательное изучение и анализ:
— лётной подготовки экипажа, организации и обеспечения полёта самолёта № 612739 27 марта 1968 г.;
— воздушной обстановки в районе полёта самолёта;
— динамики полёта самолёта;
— технического состояния самолёта, эксплуатации, технического обслуживания и подготовки его к полёту;
— материальной части потерпевшего катастрофу самолёта;
— организации летной и космической подготовки космонавтов в I Центре подготовки космонавтов, в том числе необходимости и достаточности лётной подготовки;
— состояния технических средств 70 отдельного исследовательского тренировочного авиационного полка, предназначенных для лётной подготовки космонавтов. Кроме того, проведён анализ всех имеющихся аварий самолётов УТИ МиГ-15 и МиГ-17, их причин и принятых по ним мер, а также значительный объём дополнительных экспериментальных работ и исследований с использованием штатных самолётов УТИ МиГ-15, агрегатов и систем этих самолётов.
В результате рассмотрения указанных материалов установлено следующее:




Лётчик-космонавт СССР Ю. А. Гагарин летал систематически на учебных и боевых самолетах до 1960 года и имел общий налёт 248 часов. В процессе подготовки к полёту на космическом корабле «Восток» в 1960 году имел налёт 4 часа. В дальнейшем лётная подготовка была несистематичной. В1961 и 1962 годах Ю. А. Гагарин самостоятельно на самолётах не летал. В остальные годы налёт составил: 1963 год — 7 часов, 1965 год — 40,5 часа, 1966 год — 46 часов. В августе 1967 г. приступил к полётам на самолете УТИ МиГ-15 с целью подготовки к самостоятельному вылету и дальнейшей тренировке на самолёте МиГ-17 по упражнениям Курса боевой подготовки. В 1967 году налёт составил 24 часа. Затем до марта 1968 г. в полётах был перерыв. В марте 1968 г. Ю. А. Гагарин совместно с инструкторами совершил на самолёте УТИ МиГ-15 18 полетов общей продолжительностью 9 часов. Общий налёт Ю. А. Гагарина составил 379 часов.
Командир 70 авиационного полка инженер-полковник В. С. Серёгин летал систематически с 1943 года. В 1960 году ему было присвоено звание лётчика-испытателя I класса. За время испытательской работы он летал на самолётах 28 типов. В1964 году В. С. Серёгину присвоено звание военного лётчика I класса, которое он подтверждал ежегодно. Общий налёт В. С. Серёгина на различных самолётах составил 1982 часа (в том числе в сложных условиях и ночью около 700 часов). В 1960 году и в 1962 году, когда В. С. Серёгин был лётчиком-испытателем, он выполнил контрольные полёты на штопор на самолёте УТИ МиГ-15. В 1963 году допущен к инструкторской работе по обучению лётного состава на самолётах УТИ МиГ-15 и МиГ-21У днём и ночью в простых и сложных метеорологических условиях.
По результатам медосмотра 22 марта 1968 г. Ю. А. Гагарин был признан годным к космической и лётной подготовке. Предполётный медосмотр 27 марта также показал, что состояние его здоровья в норме.
Подготовка самолёта УТИ МиГ-15 №612739 к полёту 27 марта 1968 г. была произведена в полном объёме в соответствии с установленными требованиями. Техническое состояние его, а также двигателя, агрегатов и систем позволяли выполнение полёта.
Полет 27 марта с. г. совершался Ю. А. Гагариным в соответствии с планом лётной подготовки,утверждённым помощником Главнокомандующего ВВС по обеспечению космических полётов т. Каманиным Н. П. и по его личному разрешению. В этом полёте самолёт пилотировал Ю. А. Гагарин. В качестве инструктора с ним летел В. С. Серёгин. Основной задачей данного полёта являлась проверка лётной подготовки Ю. А. Гагарина перед выпуском его в самостоятельный полёт на самолете МиГ-17, который был намечен на этот же день. В. С. Серёгин должен был дать окончательное заключение о возможности выполнения Ю. А. Гагариным самостоятельного полёта. Разрешение на выполнение самостоятельного полёта должен был дать т. Каманин Н. П.
На предполётной подготовке утром 27 марта Ю. А. Гагарину была поставлена задача выполнить второе и третье упражнения Курса боевой подготовки ВВС. По докладу инструктора т. Хмель, Ю. А. Гагарин должен был выполнить: глубокую восьмёрку с креном 60-70°, две горизонтальные бочки, пикирование с последующим выполнением боевого разворота, два комплекса фигур — переворот, петля, полупетля.
Ю. А. Гагарин и В. С. Серёгин вылетели на самолете УТИ МиГ-15 № 612739 27 марта 1968 г. с аэродрома Чкаловская в 10 часов 19 минут.
Во время взлёта и всего полёта с Ю. А. Гагариным была устойчивая радиосвязь. Однако после набора установленной высоты 4200 м до выхода в зону выполнения упражнения в районе Киржача связь не поддерживалась. Полёт и выполнение упражнений совершались в условиях усложнённой метеорологической обстановки между двумя слоями облаков с высотой границ первого слоя — нижняя 800-900 м, верхняя 1200-1500 м и второго слоя — нижняя 4500-4800 м, верхняя около 5000 м.
В связи с усложнённой метеорологической обстановкой выполнить полностью программу, поставленную Ю. А. Гагарину на предполётной подготовке,было невозможно. Поэтому в соответствии с правилами выполнения упражнений В. С. Серёгиным должно было быть принято решение об ограничении программы упражнений выполнением горизонтального пилотажа. Время пребывания самолета Ю. А. Гагарина в зоне пилотажа (4 минуты 20 секунд) показывает на то, что программа упражнения В. С. Серёгиным была сокращена и, по-видимому, как показывают расчёты, ограничилась выполнением двух виражей с креном не менее 45°. Характер выполняемых Ю. А. Гагариным элементов полёта на Земле не фиксировался.
В 10 часов 29 минут 57 секунд Ю. А. Гагарин доложил об окончании выполнения задания и попросил разрешения на выход из зоны для возвращения на аэродром. В 10 часов 30 минут 10 секунд он подтвердил приём разрешения. После этого в течение 2 минут 20 секунд связь с ним не велась. На неоднократные запросы руководителя полётов, начатые через 2 минуты 20 секунд, Ю. А. Гагарин не отвечал.
После неоднократных безуспешных попыток установить связь с самолётом руководством в 11 часов 10 минут была дана команда на поиск вертолётами и самолётами.
В 14 часов 30 минут в 64 километрах от аэродрома Чкаловская близ деревни Новосёлове в лесу было обнаружено место падения самолёта Ю. А. Гагарина и В. С. Серёгина. Обследование на месте падения и дальнейший анализ материальной части самолёта и динамики его полёта показали, что самолёт летел под углом 50-55° и вошёл в землю с правым креном 5-7°, с работавшим двигателем, со скоростью 660-670 км/час (максимальная скорость самолёта этого типа при горизонтальном полёте 1020 км/час). Как установлено проведёнными исследованиями, каких-либо разрушений самолёта в воздухе не было. Рули высоты были отклонены вверх на 16-18°, элероны отклонены на 5° в сторону правого крена, руль поворота и триммеры находились в нейтральном положении. По данным экспертизы, экипаж не предпринимал попыток покинуть самолёт путём катапультирования.
Положение органов управления самолета в момент удара о землю показывает, что экипаж самолёта пытался перевести его в горизонтальный полет, однако из-за недостатка высоты это осуществить не удалось.
Комиссией рассмотрен ряд гипотез причин катастрофы самолёта УТИ МиГ-15 № 612739. В результате тщательного анализа динамики полёта самолёта, изучения материальной части и дополнительных исследований установлено, что наиболее вероятной причиной аварии является выполнение резкого манёвра для отворота от шара-зонда или (что менее вероятно) для предотвращения входа в верхний край первого слоя облачности. Резкий манёвр привёл к последующему попаданию самолёта в закритический режим полёта (режим полёта при больших углах атаки, когда действие управляющих органов самолёта становится малоэффектным) и сваливанию в условиях усложнённой метеообстановки.
Правительственная комиссия отмечает, что тяжёлому исходу лётного происшествия способствовали крупные недостатки в организации и руководстве полётами на аэродроме Чкаловская и безответственное отношение командования Военно-воздушных сил (тт. Руденко, Брайко, Каманина) к организации лётной тренировки космонавтов. Ими и руководством полётами на аэродроме Чкаловская (т. Пушко) не было принято никаких дополнительных мер по обеспечению безопасности полёта Ю. А. Гагарина и не обеспечено выполнение целого ряда мер по безопасности полётов, предусмотренных установленными правилами.
В подготовке и проведении полётов 27 марта 1968 г. были допущены грубые нарушения установленных положений и инструкций: — данные метеорологической обстановки были в нарушение установленных правил сообщены экипажу самолёта по радио, так как самолёт-разведчик погоды приземлился всего за 1 минуту до вылета Ю. А. Гагарина и В. С. Серёгина (положено не менее, чем за 30-50 минут);
— несмотря на усложнённые метеорологические условия, требующие применения всех радиотехнических средств аэродрома Чкаловская, последние полностью не были использованы, единственный наземный радиолокационный высотомер ПРВ-10 был неисправен (с ноября 1967 г.). Это привело к тому, что руководство полётами не имело возможности получать все необходимые данные о положении самолётов в воздухе;
— в нарушение требований Курса боевой подготовки при выполнении упражнений, которые были предусмотрены полётным заданием, самолёт УТИ МиГ-15 №612739 был выпущен в полёт с подвесными топливными баками, что ухудшило его манёвренность и повысило вероятность сваливания;
— руководство полётами не обеспечило проведение регистрации на карте положения самолёта УТИ МиГ-15 № 612739 и других самолётов, находящихся в воздухе. Вследствие этого своевременно не была зафиксирована потеря самолёта УТИ МиГ-15 № 612739.
Очередность вылета самолётов неоднократно нарушалась. Так, например, через 1 минуту после вылета Ю. А. Гагарина вместо 8 минут по плану вылетели два самолёта МиГ-21, пилотируемые подполковником Ус-тенко и майором Есиковым. Через 3 минуты после вылета Ю. А. Гагарина планировался вылет капитана Хмель на самолёте МиГ-17 для проверки этого самолёта перед самостоятельным вылетом на нём Ю. А. Гагарина. Вместо него на самолете УТИ МиГ-15 вылетел майор Андреев, вылет которого планировался позже.
Несмотря на то, что самолёт Ю. А. Гагарина и В. С. Серёгина упал всего в 64 километрах от аэродрома Чкаловская по направлению трассы полёта, служба поиска и спасения экипажей, терпящих бедствие, обнаружила упавший самолёт лишь через 4 часа после последнего сеанса радиосвязи. Самолёты и вертолёты, производившие поиск, не были оснащены необходимым поисковым оборудованием.
Кроме того, комиссия отмечает, что Министерство обороны СССР (ВВС) не обеспечило необходимые организацию и техническое оснащение 70 отдельного исследовательского тренировочного авиационного полка. Полк оснащён старыми учебно-тренировочными самолётами и двигателями, имевшими по несколько ремонтов, не имеет своей технико-эксплуатационной части (ТЭЧ), единой стоянки самолётов, а также недоукомплектован инженерным и авиационно-техническим персоналом. Отсутствуют даже самые необходимые тренажёры для наземной тренировки лётчиков. Имеющееся оснащение полка самолётами и их состав не обеспечивают в необходимой мере выполнение задач по лётной подготовке космонавтов.
Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 24 июля 1958 г. № 842-4021 (об аварийности в авиации Вооружённых Сил и мерах повышения безопасности полётов) предусмотрено упорядочение на аэродроме Чкаловская организации радиотехнических и радиолокационных средств и служб, обеспечивавших безопасность полетов и посадки самолётов, и проведение необходимых мер по дооборудованию аэродрома. Однако командование ВВС не обеспечило выполнение этого постановления и несмотря на перегрузку аэродрома Чкаловская, на котором базируются лётные подразделения 70 авиаполка Центра подготовки космонавтов, инспекторского полка ВВС, авиабригады особого назначения ВВС и филиала 8 ГНИКИ ВВС, не приняло необходимых мер для его разгрузки и обеспечения нормальной работы на нём.
Решение вопросов лётной подготовки космонавтов, дисциплинарного воздействия на лётчиков-космонавтов СССР, взаимоотношения с промышленными министерствами и ведомствами по решению насущных вопросов Центра, согласования, разрешения и контроля выездов и командировок космонавтов по приглашениям' но положению должно проводиться командованием Центра подготовки космонавтов или по согласовании с ним. Однако эти вопросы часто решались командованием ВВС (т. Каманиным) самостоятельно.
Правительственной комиссией подготовлены предложения по улучшению лётной, космической и общей подготовки космонавтов.
Проект постановления по указанным вопросам представляем2.
Д. Устинов
Л.Смирнов
П. Дементьев
И. Якубовский
К. Вершинин
Н.Захаров
А. Микоян
И. Мороз
Б. Ерёмин
М. Мишук

АП РФ. Ф. 3. Оп. 78. Д. 1058. Л. 77-83.


№2
Постановление Политбюро ЦК КПСС «Об обеспечении семей лётчика-космонавта СССР, Героя Советского Союза
полковника Ю. А. Гагарина и Героя Советского Союза инженер-полковника В. С. Серёгина»3

15 апреля 1968 г.

№ П79/ХХ1 Сов.секретно
Одобрить с поправкой, принятой на заседании Политбюро ЦК4, проекты постановлений Совета Министров СССР по этому вопросу (прилагаются)5.
Секретарь ЦК

[Приложение] Проект

СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР ПОСТАНОВЛЕНИЕ
5. Министерству обороны СССР обеспечить обслуживание семьи Ю. А. Гагарина легковым автомобильным транспортом (по вызову) за счёт сметы Министерства.
Председатель
Совета Министров Союза ССР
А. Косыгин
Управляющий делами
Совета Министров СССР М. Смиртюков

[Приложение]

СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от__апреля 1968 года
Москва, Кремль

Об обеспечении семьи лётчика-космонавта СССР, Героя Советского Союза полковника
Ю. А. Гагарина Совет Министров Союза ССР постановляет:
1. Выплатить единовременные денежные пособия: жене Ю. А. Гагарина — Гагариной Валентине Ивановне в размере 5000 рублей, отцу Ю. А. Гагарина — Гагарину Алексею Ивановичу в размере 1000 рублей, матери Ю. А. Гагарина — Гагариной Анне Тимофеевне в размере 1000 рублей.
2. Установить персональные пенсии: жене Ю. А. Гагарина — Гагариной Валентине Ивановне в размере 200 рублей в месяц пожизненно;
детям Ю. А. Гагарина — Гагариной Елене Юрьевне и Гагариной Галине Юрьевне по 100 рублей в месяц каждой до окончания высшего учебного заведения, но не долее чем до достижении 23-летнего возраста;
отцу Ю. А. Гагарина — Гагарину Алексею Ивановичу в размере 100 рублей в месяц пожизненно;
матери Ю. А. Гагарина — Гагариной Анне Тимофеевне в размере 100 рублей в месяц пожизненно.
3. Медицинское обслуживание семьи Ю. А. Гагарина возложить на Четвёртое Главное управление при Министерстве здравоохранения СССР.
4. Поручить исполкому Моссовета предоставить семье Ю. А. Гагарина, при её желании, отдельную квартиру в г. Москве.
от _ апреля 1968 года
Москва, Кремль


Об обеспечении семьи Героя Советского Союза инженер-полковника В. С. Серёгина Совет Министров Союза ССР постановляет:
1. Выдать единовременные денежные пособия:
жене В. С. Серёгина — Серёгиной Таисии Степановне в размере 2000 рублей, дочери В. С. Серёгина — Серёгиной Надежде Владимировне в размере 1000 рублей, матери В. С. Серёгина — Чернобровкиной Евдокии Андреевне в размере 1000 рублей.
2. Установить персональные пенсии: жене В. С. Серёгина — Серёгиной Таисии Степановне в размере 150 рублей в месяц пожизненно;
дочери В. С. Серёгина — Серёгиной Надежде Владимировне в размере 75 рублей в месяц до окончания высшего учебного заведения, но не долее чем до достижения 23-летнего возраста;
матери В. С. Серёгина — Чернобровкиной Евдокии Андреевне в размере 75 рублей в месяц пожизненно.
3. Сохранить за семьёй В. С. Серёгина право на лечебное обслуживание и санаторно-курортное лечение, установленное для семей офицеров Советской Армии.
4. Поручить исполкому Моссовета предоставить семье В. С. Серёгина, при её желании, отдельную квартиру в гор. Москве.

Председатель
Совета Министров Союза ССР
Управляющий делами Совета Министров СССР
А. Косыгин
М. Смиртюков

АП РФ. Ф. 3. Оп. 78. Д. 1058. Л. 41-44. Выписка из протокола на бланке.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Речь идёт о постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 24 июля 1958 г № 842-402 «06 аварийности в авиации Вооружённых Сил и мерах повышения безопасности полётов».
2. Проект постановления не публикуется.
3. Проект постановления был представлен И. Якубовским,
М. Захаровым и А. Епишевым в ЦК КПСС 2 апреля 1968 г.
4. На заседании Политбюро ЦК КПСС были скорректированы предлагаемые размеры персональных пенсий: Гагариной В. И. вместо 250 рублей была установлена пенсия в размере 200 рублей; Серёгиной Т. С. вместо 160 рублей была установлена пенсия в размере 150 рублей;Серёгиной Н. В. вместо 100 рублей была установлена пенсия в размере 75 рублей.
5. Постановления Совета Министров СССР были выпущены в тот же день за №298-109 и 299-110.


Данные материалы опубликованы в специальном выпуске журнала "Вестник Архива Президента Российской Федерации".


.
Tags: документы, история СССР
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments